KyloDianaMera

KINGSCROSS

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » я раскрашивал небо


я раскрашивал небо

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://69.media.tumblr.com/14fec87ad2a74774eca9cd7bbf1b92a3/tumblr_poodp95WJI1rx1y5co4_400.gif
- - - - - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: Средняя школа города Хоукинс, 3 июня 1985 ;

УЧАСТНИКИ: Mike Wheeler, Eleven ;

О П И С А Н И Е
Встреча летних каникул после тяжелого года.

Отредактировано Eleven (2019-05-10 12:38:49)

+1

2

Сколько длится слово "скоро"? Час, день, месяц, год? Чем старше мы становимся, чем больше опыта набираемся, тем лучше осознаем, что и год может оказаться тем самым - "скоро". И такое "скоро" наступило для Джейн, теперь Джейн Хоппер. Время прошло и теперь у нее была семья, друзья и самый особенный человек на свете. Она пока не могла найти правильных слов, чтобы описать то, кем был для нее Майк, но она точно знала, что они не просто друзья, что это все сложнее и прекраснее, что рядом с ним, она действительно может все. Может прийти и спасти всех, впрочем кроме Майка в это "спасти всех" был огромный вклад папы. Да, вслух она не могла его так назвать, тем более раньше это имя носил тот, кто принес ей столько вреда, но про себя, в самые сокровенные минуты простого человеческого счастья Оди звала Хоппера именно так, прекрасно понимая то, кем он для нее стал. И ей и ему был дан второй шанс, и теперь они пытались и становились семьёю. Да, временами упрямый шериф со своими правилами ужасно её злил, но правила - были заботой и попыткой уберечь.Теперь Одиннадцатая знала это лучше, чем когда-либо.
Сегодняшним словом дня, а вернее целым словосочетанием оказались - "летние каникулы". Такого девочка еще не знала в своей жизни, ведь её жизнь была слишком необычна. Ей нравилось наблюдать за тем, как счастливы все вокруг, словно весь мир стремился к чему-то новому, волшебному и светлому. Она не понимала как это может быть, но чувствовала, ловя счастливые взгляды, невероятные разговоры, чудесные мечтания. Ей нравилось впитывать всю эту обычную и такую счастливую жизнь, словно пропускать через себя и улыбаться вместе со всеми.
За эти полгода, пока она училась в средней школе, Джейн узнала очень и очень многое. Далеко не все предметы давались ей просто, с какими-то помогал папа, с какими-то помогали Майк и его друзья. Было сложно, но одновременно очень интересно. Быть может поэтому Оди не чувствовала собственного восхищения перед предстоящим отдыхом, а лишь отражала чужие чувства. Ей лишь предстояло понять как это - отдыхать после тяжелой работы. Отдыхать полноценно и заниматься обычными подростковыми делами. На самом деле она не совсем понимала, как это правильно - отдыхать на летних каникулах. Об этом она и решила спросить Майка.
- А чем все будут заниматься на летних каникулах?,- смотря на мальчика своими пытливыми тёмными глазами. Девочка знала, что многие её вопросы ставят людей в ступор. Но Майк и Хоппер были не такими, они всегда старались ответить и объяснить, а Джейн всегда верила им и уже просто не могла иначе.

Отредактировано Eleven (2019-05-13 20:49:12)

+1

3

Лето. Солнце с каждым днём становилось всё ярче, разогревая классную комнату до температуры, превращающей влажный тягучий воздух в подобие смолы. С каждым днём становилось всё более душно, всё сильнее пахло потом, всё больше времени требовалось на то, чтобы вникнуть в объяснения учителя. Воспринимать материал отказывались даже самые пытливые из учеников, а приличная для школы одежда вызывала желание почесаться в самых причудливых местах.
Последние недели дети и подростки, вынужденные вставать рано утром на уроки и плестись по уже разогретой солнцем дороге, думали только одно: «Скорее бы». Ни экзамены, ни проверочные работы, ни огромный список выданной «для ознакомления» литературы не могли разрушить мистическое влияние лета на детей. Они ждали его так же, как ждут Рождества, и, возможно, даже сильнее. И, когда, наконец, прозвенел последний в этом учебном году звонок, класс тут же наполнился вздохами облегчения и, как минимум, одним радостным воплем.
Майк бросил на Дастина оценивающий взгляд и собрал свои вещи с неприличной скоростью, небрежно покидав в сумку и книжки, и тетради. Он быстро попрощался с учителем и рванул к выходу, не дожидаясь друзей. Не важно, насколько неправильно это было, не важно, что они подумают или скажут, сейчас ему больше всего хотелось прогуляться с Оди. Они договорились встретиться у выхода из школы ровно в пятнадцать часов.
Привет! — неровным от волнения голосом поприветствовал Майкл девушку. Теперь, когда ее собственные волнистые волосы отрасли, и ей не приходилось носить какие-то обноски, она действительно походила на девушку. На очень красивую девушку, от взгляда которой Майк самым нелепым образом смущался! Впрочем, его это не останавливало. Не останавливали его ни насмешливые взгляды друзей, ни едкие шутки тех ребят, которые считают забавным толкнуть зазевавшегося мальчишку или обозвать кого-то, кому не повезло чем-то отличаться. Майку было всё равно, насколько он был смешным в чужих глазах, потому что он знал, что Оди над ним не смеялась.
Ребята задержатся, поэтому давай пойдём вдвоем! — предложил он, торопливо выводя велосипед на дорожку. Стоило поспешить. Конечно, друзья никогда не врут, но, откровенно говоря, Майк не знал, как выразить ту правду, что иногда ему не хочется идти шумной компанией, что иногда он с большим удовольствием, перегоняя своих одноклассников, хочет проводить Оди домой один.
За последние месяца Майк сильно вытянулся, при этом, казалось, совсем не изменившись в весе. В итоге, он возвышался над своими друзьями длинной кудрявой каланчой. В других обстоятельствах этот факт мог вызвать в Майке досаду, но сейчас мальчик упивался подступающей взрослостью. Едва ли не каждый день проверяя наличие волос в тех местах, на которых им ещё предстояло появиться и едва ли не подсчитывая их там, где они уже прорезались, он был безмерно доволен тем, что всё ещё превосходил Оди по росту. Возможно, это глупо, и ему, определенно, не было дела до того, кто и что подумает, но гулять как-то проще с девочкой, которая не возвышается над тобой. В конце концов, они же не хотят давать тупой повод для насмешек!
Майк как раз размышлял, насколько прилично было бы взять Оди за руку, когда она заговорила.
А? — совершенно глупо переспросил Майк, желая тут же то ли исчезнуть, то ли, как минимум, стукнуть себя о ближайшее дерево. — Летние каникулы... Ну, мы катаемся на велике, играем, ходим в зал игровых автоматов, когда есть деньги, и в том же духе. Знаешь, летние каникулы это период, когда мы занимаемся всем тем, чем нельзя заниматься в другое время. И не ходим в школу, — он нахмурился. Последние полгода были прекрасными во всех отношениях, но Майк знал, как они могли стать ещё лучше, и старательно работал над этим.
Только в этом году мы будем чаще учиться, — заявил он, нахмурившись ещё сильнее. — Будем собираться у меня, чтобы повторить материалы. Поможем тебе осилить тот курс. Чтобы ты могла скорее к нам присоединиться. Все тебя очень ждут.

Отредактировано Mike Wheeler (2019-05-27 09:37:21)

+1

4

Джейн нравились друзья Майка, они стали и ее друзьями, но известие о том, что они пойдут вдвоем, только обрадовало девочку. Оди постепенно узнавала мир иначе, совсем с других сторон, чем то было прежде, под руководством и терзаниями того, нехорошего папы. И чем больше она узнавала мир, тем лучше начинала понимать себя и свои чувства. А чувства к Майку были совершенно особенными, поэтому Джейн не смогла скрыть улыбки, хотя и пыталась тем, что потерла нос, хотя надобности в этом не было. Сейчас, когда девочка знала больше слов, знала больше о человеческих связях, она понимала, почему тогда в страшную ночь в школе ее друг, не мог назвать ее просто другом. Они были не просто друзьями, а чем-то большим, тем что делало Оди целой, даря такое сложное для нее равновесие.
В ту темную ночь в школе девочке так и не удалось попробовать пудинг, а пробовать ей нравилось, как и слушать объяснения и рассказы, чем она сейчас и занялась, уходя с Майком от школы, благоговейно подумав о том, что дорога к дому ведет через тенистые места. Сегодня действительно было слишком жарко, кроме погоды, еще и от волнения. Слушая ответ на вопрос, Джейн почувствовала странное чувство счастья, от того что в начале Майк немного замешкался, видимо растерявшись ее вопросу. Девочка знала, что он так иногда делал и было в этом что-то особенное, то что она знала уже как по нотам. Сначала легкое смущение и растерянность, потом мужественное совладание с собой, а после и сам ответ, который обязательно будет полноценным. Глагола "умилиться" Оди еще не знала, но чувствовала сейчас именно это, смотря и слушая Майка.
- Велосипед... у меня тоже будет, Хоппер мне обещал,- и помешкав девочка добавила,- мы немного выросли за последнее время, особенно ты, лучше когда их будет два,- Джейн нравилось кататься вместе с Майком, но действительно стоило прислушаться к голосу разума, который первоначально исходил от шерифа. Именно он успел заметить это и предложить выход из сложившейся ситуации. Даже в таких мелочах, Оди чувствовала его заботу. Зная о его дочери она понимала его лучше, но это не отменяло раздражающего "чересчур", которое иногда с ним случалось.
- Спасибо,- смогла лишь сказать девочка, взволновано понимая, сколько всего для нее собираются сделать ребята. Ей все еще сложно было высказывать свои чувства словами, хотя сейчас они почти подступали к горлу, легким сомнением и не заданными вопросами,- спасибо,- еще раз повторив и коснувшись своей рукой его. Он ведь должен был понять, что она правда-правда чувствует столько всего по этому поводу, кто если не он?

+1

5

Майк невольно стал ещё более хмурым при упоминании шерифа. Он, пожалуй, не имел ничего против Хоппера. Он даже считал его очень хорошим вариантом в качестве опекуна Оди. Однако и спустя полгода Майк не мог простить шерифу то, что он позволил им верить в смерть Оди, что позволил жить с этой мыслью, что, зная, как Майк зовёт её изо дня в день, всё равно не разрешил Оди ответить! За это Майк почти ненавидел шерифа Хоппера, и автоматом ненавидел все его идеи.
Что за глупости?! — тут же взъелся мальчик, уводя велосипед с дороги в лес на едва заметную тропинку. Друзья всё ещё могли их нагнать, и теперь Майку хотелось этого ещё меньше. Он был рассержен и смущён, а по его раскрасневшемуся лицу никогда не составляло особых проблем догадаться об его чувствах.
«Он это специально!» — досадливо думал Майк. Разумеется, шериф это специально. Потому что Оди когда-то ночевала в его доме. Потому что она хотела прийти на бал к нему. Потому что Майк поцеловал её. — «И кто его просит лезть в это?!» — убравшись подальше от дороги, Майк позволил ненужному велосипеду упасть в траву и сам устроился рядом с ним в тени дерева.
Строго говоря, идея Хоппера была не такой уж плохой. Конечно, они оба выросли, и велосипед Майка становился маленьким для них двоих. Конечно, Оди было бы удобней ездить на встречи с ними на своём транспорте. Было бы удобно перемещаться не пешком. Но...
Я замечательно справлялся. Мне было совсем не тяжело! — продолжал возмущаться Майк. Ему понадобилось время, чтобы совладать со своими чувствами. Время и понимание, что его реакция может расстроить Оди. — Если у тебя будет свой велосипед, тебе нужно научиться кататься самой, — сказал он откровенно убитым голосом и выдавил из себя улыбку. — Давай, я покажу, как? Мы можем потренироваться прямо здесь. Дорога, конечно, не очень, зато падать не больно. Я когда впервые сел на велосипед, не раз падал.
Он поднял свой велик и, не глядя на девушку, приглашающим жестом похлопал по сидушке.
Тебе не нужно благодарить. Нам совсем не трудно! — поспешно заверил Майк, и это было правдой лишь наполовину. Ей действительно не нужно было благодарить, но учеба летом вдохновляла не многих. Лукас охотно бы нашел другое занятие, Дастин вечно отвлекался на сложные, но не слишком актуальные факты, а Уилл был слишком тихим и сам не особо стремился что-то показывать. Все они были лучшими друзьями Майка, и все с удовольствием провели бы время как-то иначе.
Он сжал руку Оди и посмотрел ей в глаза. Всё чаще от самого мимолётного прикосновения его сердце билось быстрее. Именно поэтому он так не хотел отказываться от идеи одного велосипеда на двоих. Так она была рядом, держалась за него, и он спиной чувствовал тепло её тела.
Друзья всегда помогут, ты же помнишь? — спросил Майк. — Мы твои друзья, и поможем тебе, потому что хотим видеть тебя чаще. Я хочу видеть тебя чаще, — добавил он решительно. Последнее время с друзьями становилось всё сложно. Всё сложнее было дать определение отношениям, с которыми, казалось, они разобрались ещё в прошлом году. Они не просто друзья. Друзья ещё могут сходить на бал, чтобы выручить друг друга, могут даже потанцевать, чтобы не выглядеть глупо, но они точно не целуются, а Майку очень хотелось её поцеловать.
Он резко отвёл глаза от лица девушки.
Надо будет только напомнить всем, что ты Джейн! Хорошо, что нас видели раньше и не придётся делать вид, что мы только познакомились, — Майк задумчиво рассматривал руку Оди в своей. — Когда ты придёшь в школу, мы могли бы встречаться! — выпалил он.

Отредактировано Mike Wheeler (2019-05-27 09:47:17)

+1

6

Сегодня было весьма жарко, но помня о том, что это был поход в школу, пускай не на основные занятия, а лишь на специальные для нее консультации, Оди была одета просто и казалось бы совсем непримечательно. На девочке был джинсовый комбинезон, очень похожий на тот, что она оставила в свое время в большом городе. Она помнила, что от ее внешнего вида друзья Восьмой блеяли, но это были их проблемы, ей было удобно в таких вещах, а ярко-бирюзовая футболка под ним и вовсе оттеняла ее темные глаза и темные волосы, которые сейчас отросли еще сильнее, впрочем уже сейчас Оди знала, что не станет растить их слишком длинными. Ей было хорошо с такой прической. На самом деле она привыкла, чтобы ничего лишнего не мешало. Обута же она была в удобные босоножки на плоской подошве, за находку которых стоило благодарить их общую знакомую Макс. Такая обувь на полулесных дорожках помогала ощущать прекрасную и уже летнюю зелень. Джейн действительно любила природу, будь то иначе, она бы не выжила тогда в этих лесах.
- Но…,- она растерянно смотрела на Майка, не понимая от чего известие о велосипеде вызвало в нем такую реакцию. Вот в чем-чем, а в психологии мальчиков она никак не разбиралась. Временами она не понимала и саму себя. Впрочем Одиннадцатая не стала спорить с ним, ей казалось это было ненужным, тем более что в мальчике сейчас бушевало такое море чувств, которые казалось искрились и вырывались наружу. Нет, конечно Джейн знала, что ее друг не простил шерифа, и от части даже его понимала. Наверное она бы могла разнести полпланеты, думая столько времени, что Майк умер. У нее бы не хватило терпения, а у ее силы, так зависимой от ее эмоций тем более. Папе регулярно доставалось от таких всплесков, но он стойко все сносил, а самое главное успевал защищать и Джейн саму от таких тяжелых вещей.
- Ты со всем справлялся лучше всех,- все еще растерянно и невпопад добавила в конце концов Оди, кивнув на приглашение,- тренироваться, – это правильно. Видишь и сейчас ты все делаешь верно,- пытаясь поддержать Майка и принимая приглашение,- Интересно, у меня получится?,- спросила уже робко улыбнувшись и неуверенно глядя на его велосипед и веря ему на слово, веря что ему и его друзьям будет совсем не сложно помочь ей подняться на новый уровень в обучения и пойти со всеми в школу. Принять это сейчас было очень легко, ведь Оди все еще не понимала, почему новость о велосипеде настолько расстроила Майка. В нем продолжали кипеть эмоции, что девочка так и не решилась начать тренировку, а снова наблюдала за ним. 
- Да, я Джейн. Джейн Хоппер и никак иначе,- она кивнула, ощущая удивительный трепет,- и…мне кажется,- она смутилась,- я знаю что значит слово – «встречаться»,- Оди не отвела взгляда от мальчика, она была удивительно смелой,- Встречаться…встречаться – это так?,- и отпустив руку от велосипеда, девочка не просто взяла Майка за руку, она приблизилась к нему вплотную и поцеловала, очень трепетно, очень легко, но от того не менее уверенно. Она чувствовала, что говорил он именно об этом. О повторении того, что было на балу. Они точно были больше, чем просто друзья.

+1

7

Время от времени, когда он был один и это не было так стыдно, Майк вспоминал их первую встречу. Абсолютно мокрую девочку там, в лесу, где потерялся Уилл. Помочь ей было таким простым, таким естественным решением, которое изменило их жизнь, которое, как он теперь понимал, спасло их всех. Чтобы случилось с Одиннадцать останься она в лесу одна? Чтобы случилось со всеми, если она не пришла в их команду? Как он сам мог прожить без неё?
Последний вопрос мог бы показаться глупым, поскольку не встреть он Оди, ему не было бы никакого смысла страдать по её отсутствию, однако это было не так, не так просто. В семье Майка всё было хорошо, но никому не до кого не было дела. Они жили для галочки. Мама для галочки делала вафли с утра и ставила на стол сиропы, которые не нужны были никому, кроме Майка. Нэнси для галочки спрашивала разрешение на то, что не собиралась делать. Папа читал газету и, возможно, даже не знал точно, как выглядят его дети.
Майк допускал, что драматизирует, и потому никогда не говорил о подобных вещах даже с друзьями. Только изредка злые ремарки вырывались из него, оставаясь без комментариев или объяснений. Он любил своих близких, каждого в отдельности и за каждого отдал бы жизнь, если бы это потребовалось, но не любил семью в целом. Никто из них, вероятно, не любил.
Поэтому встреча с Одиннадцать стала для него откровением. Лукас был прав — он по-глупому влюбился! Влюбился в лысую мокрую девочку, которая даже не умела разговаривать. Влюбился и решил, что будет её защищать. Даже теперь это спонтанное решение казалось самым правильным в его жизни, потому что Оди, ничего не зная об его семье, о нём самом, о людях, не разбираясь в социальных связях или играх, умудрялась находить для него самые простые и понятные слова, от которых становилось легче на душе.
Майк сделал глубокий вдох. Возможно, теперь кататься будет не так приятно, но он сам уже перерос свой велосипед и вечно стукался, то о нелепо высокие педали, то о низкий руль. Педали и руль остались прежнего размера, а он вырос. Только и всего. И, конечно, им с Оди становилось тесно, но это была приятная теснота, от которой сложно было отказаться.
Получится, — невольно улыбнулся Майк. У него не было в этом никаких сомнений. Оди спасла их жизни, Оди могла заставить их летать и, конечно, научиться держать равновесие. Это не так сложно.
Он придерживал велосипед так, как это делают родители в самые первые разы, и несмотря на то, что задал свой вопрос, несмотря на то, что ждал ответа, несмотря на то, что слышал, всё равно был очень удивлен. Забывая о велосипеде, давая ему возможность упасть, Майк неловко обнял девушку и почувствовал, как теплое прикосновение её губ обожгло его изнутри. Сердце заколотилось быстро-быстро, полностью разгоняя все мысли.
Майк был уже немного просвещен в том, что касается поцелуев, и знал, что они ограничиваются не только прикосновением губ, но даже этого, даже мимолётно, даже очень легко было очень много. По крайней мере, как он полагал, с человеком особенным. Майк прижался к её губам и отпрянул абсолютно раскрасневшийся и очень счастливый.
Не только, — заявил он, обнимая самого близкого ему человека. — Это держаться за руку, ходить в кино и делать другие глупости, которые положены парочкам. Это быть вместе. Понимаешь? Навсегда. Это... любить, — последнее слово Майк выпалил жутко смущённый, и в то же время до смешного решительный. Любовь — это именно то, что заслуживает Оди, и то, чего в его семье никогда не было.

+1

8

Как и Майк, Оди регулярно с теплым чувством на душе вспоминала их первую встречу. Казалось бы ей стоило помнить не ее, а тот кошмар, который случился с ней до этого, стоило помнить "отца", испытания, темную сущность, что она призвала в этот мир, помнить боль, холод и страх, отчаяние, что поглощало со страшной силой уводя во мрак безысходности. Но она помнила хорошее, помнила как трое мальчишек, которые искали совсем не ее, повстречались на пути и один из них, с самой удивительной улыбкой, настолько спокойно привел ее в свой дом, накормил, согрел и пытался общаться, защищая даже от тех мальчишек что были с ним. Сейчас Джейн понимала еще больше, осознавала насколько геройский поступок совершил Майк, приведя ее домой, а для него это было просто само собой разумеющееся. Трусливые и иные лучше бы оставили ее в том лесу, так поступили бы даже многие взрослые, но не Майк. Она была ему за это благодарна, также как и за попытки понять.
Да, конечно из-за сложной ситуации с Уиллом, а тот явно был лучшим другом младшего Уилера, и вообще всех событий с Изнанкой и Исследовательским центром, какое-то время Оди и Майк не понимали друг друга, мальчик даже злился на нее, а она отчасти на него, потому что в моменты злости он переставал понимать Одиннадцать, а она не знала как объяснить ему даже самые простые вещи. Да, взрослый посмотрев на их поведение, посчитал бы их просто подростками, и сказал бы что такие эмоции и поступки для них свойственны. Но Оди не могла смотреть на эту ситуацию с такой стороны и скорее оправдывала Майка и в итоге была счастлива прийти ему на помощь и не один раз.
В объятиях Майка было хорошо, более того именно так Джейн чувствовала себя самой обычной девочкой, а во время поцелуев и даже девушкой. Словно какие-то поступки могли вмиг сделать ее старше, впрочем взрослеть она не стремилась. Отчасти это было из-за того, что детства как такового у нее не было, и сейчас ей нравилось изучать этот мир, пробовать, ощущать, как то скорее делают дети, пробуя все на зуб или пытаясь пощупать. Но в моменты общения с Майком, именно такие особенные моменты, Оди нравилось ощущение подкрадывающейся и ступающей на пятки взрослости. Было в этом что-то особенное, что-то самое особенное только для них двоих.
- Не только,- переспросила Оди, тоже раскрасневшись, девушке хотелось коснуться кончиком носа носа Майка, это было странно, но от чего-то эта мысль веселила и она не могла сдержать улыбки и нежности,- Любить...я знаю это слово,- и это было так. Джейн действительно знала это "слово" именно как слово, но никогда не задумывалась о большем. Наверное поэтому почти на минуту девушка умолкла, шумно выдыхая, ловя поток таких искрящихся мыслей и ощущений. Ей было сложно что-либо описывать словами, но сейчас, собравшись с мыслями, она смогла. Оди казалось чрезмерно важным, чтобы Майк об этом знал,- я думаю, что я знаю не только просто "слово", я знаю как это,- смотря взглядом внимательных темных глаз на юношу,- когда я тогда убежала, когда была где-то, Восьмая учила меня искать силу через боль и гнев, но я вернулась к вам, вернулась к тебе, вернулась к Хопперу, вернулась к друзьям, потому что правда хотела вас спасти, а хотела вас спасти, потому что,- она умолкла, но ненадолго, не давая Майку попытаться прервать ее,- потому что настоящая сила, та что есть она рождается не от боли, она рождается от сердца, от любви,- Оди чувствовала, как от волнения у нее звенит в ушах, она переживала, что Майк может ее как-то неправильно понять, такое ощущают все подростки,- мне хочется быть вместе с тобой.

+1

9

Майк слушал, затаив дыхание. Он всегда так слушал Оди, когда говорил что-то важное и ждал её реакции. Он всегда рассчитывал, что она поймёт его. Он рассчитывал на это даже тогда, когда понял, что странная, но чудесная девочка очень мало знаешь о жизни. Майк рассказывал ей о дружбе, о семье, о клятвах, и видел, как Оди верит ему, как внимательно, но доверчиво заглядывает к нему в глаза, как без всяких сомнений следует за ним. Может, его друзья и правы, и он запал на неё ещё тогда, в лесу, когда на них вышла мокрая безволосая девочка в огромной футболке, но его пленила не внешность, хотя, как оказалось, если на неё надеть парить и платье, она действительно очень симпатичная. Его пленили эти очень желающие верить глаза. Он не мог подвести их, не мог обмануть или бросить, не мог оставить её одну. Поэтому, несмотря на предостережения Лукаса, несмотря на опасения Джастина, несмотря на Уилла, по-прежнему томящегося где-то в лесу, он отвёл её к себе домой.
Сейчас многое изменилось. Они оба выросли, и девочка теперь больше напоминает девушку. Её собственные волосы кудрявились почти, как у него самого, её фигура приобрела некоторую женственность и под её одеждой начала угадываться грудь, но глаза — большие, тёмные, наивные, — по-прежнему смотрели на него с желанием верить в каждое слово. Эти глаза ни капли не изменились. В них только стало больше веры и меньше страха.
Всё правильно, — очень довольный и очень красный Майк счастливо улыбался. Наверное, он никогда и никому так не улыбался кроме Оди. В семье его всегда что-то раздражало: удушающая забота мамы, равнодушие отца, бестолковость младшей сестры и чрезмерная важность старшей. В компании друзей он чувствовал свою ответственность и потому не мог терять лицо, кроме редких-редких моментов, которые бывают в жизни каждого мужчины и каждого мальчика. Но Оди частенько видела его таким: улыбчивым, открытым и радостным.
Отлично! Тогда так и сделаем! — он подумал, что хочет ещё раз поцеловать её, словно бы для закрепления слов, но мысль об этом его смутила, и Майк лишь крепче сжал её в объятьях, просто представляя, как они вместе за руку войдут в школу. Наверное, кто-то будет смеяться. Когда ты подросток, ты часто подвергаешься насмешкам. Но Майку было всё равно. Они с Оди пережили такое, что никакие насмешки не страшны.
«Надо привыкать звать её Джейн», — подумал Майк. Имя не было плохим или хорошим. Он просто привык и думать, и называть её Одиннадцать.
Давай всё-таки вернёмся к велосипеду, — смущенно пробормотал Майк. Он установил свой старый велик между ними, чтобы девочка могла спокойно встать и поставить ноги на педали. — Ты много раз видела, как мы катаемся, потому будет легко разобраться. Держишься за руль, вот так, и крутишь педали ногами. Попробуем? — Майк, поддерживая велосипед за спинку и руль, сделал несколько шагов вперёд, внимательно глядя на ноги Оди, которые находились на педалях.
Он тебе в самый раз, вроде бы, — задумчиво произнёс мальчик. — А мне мал. Если разберёшься, может, заберёшь его себе? Он хороший! Я просто перерос его.

+1

10

От слов Майка, подтверждающих все то, что она ему сказала, Оди раскраснелась пуще прежнего, а ее улыбка стала шире, счастливее. Она вся словно светилась искорками того самого счастья, которое принадлежало только им двоим. Когда Джейн так улыбалась, то у нее на одной из щек появлялась очаровательная ямочка, сама девочка этого не знала, она не так часто смотрелась в зеркало, впрочем сейчас все потихоньку начало меняться. Ей хотелось выглядеть лучше, выглядеть "отпадно" для себя, для Майка и вообще для понимания всего этого нового для нее мира. А мир менялся, как рассказала и показала ей Макс, раньше было модно носить одно, теперь другое. Этого Оди понимала еще не до конца, потому что ей казалось, что надо носить просто то, что нравится, не думая о чем-то еще. Девочке везло, что вкус у нее был хороший. В конце концов она влюбилась и верила в самого замечательного мальчика на свете, и это было для нее одним из самых главных событий в ее недолгой жизни.
- Сделаем,- счастливо повторив, Джейн тоже испытала желание еще раз почувствовать вкус губ Майка своими, но смутилась, как и он, лишь блаженно ощущая как ее объятия стали более крепкими. Значит они все делали совершенно правильно, сейчас они словно дышали синхронно,- Давай вернемся, иначе не научусь,- согласно кивнув, нехотя начав вникать в новое дело. Научиться кататься Джейн хотелось, а вот разрывать объятий - нет. Пришлось чем-то пожертвовать, все-таки новые знания - это хорошо, как и новые умения. Да и на улице постепенно становилось все жарче и жарче, хотя на этой тропке благостную тень дарили деревья.
- Пробуем,- уже сидя на велосипеде, чувствуя поддержку мальчика, его веру в нее и вспоминая то, как они все так ловко катались на своих великах. Наверняка это не так сложно, нужно просто научиться, это точно должно быть как с силой, а ведь управлять ей Оди научилась. Впрочем, она почти никому не рассказывала то, что все еще пыталась учиться, что ей казалось, что она может больше, просто должна мочь.
- Равновесие?,- спросив единственным словом, которое недавно выучила, то, что труднее всего было держать при катание на велосипеде. Джейн стала крутить педали, немного неуверенно давя на них и совершенно забыв о том самом "равновесии" и руле, который держался ровно только благодаря Майку, иначе бы Оди свернула и упала набок. Сосредоточенно думать о двух вещах сразу было не так просто, как казалось сначала, а слова Майка и вовсе заставили ее смутиться и остановиться. Ей нужно было увидеть его лицо,- Мне...твой? Он,- она хотела сказать что этот железный друг должен быть дорог мальчику, но не сказала, ведь теперь он был дорог и ей,- я буду его беречь,- снова улыбаясь и с новым вниманием принимаясь за обучение. И постепенно оно стало давать свои плоды, хотя без такого хорошего учителя у Оди ничего бы не вышло.

+1

11

Майк не помнил, чтобы кто-нибудь учил его кататься на велосипеде. Он знал, что такое обычно делают отцы, но его папа вечно был занят, даже если его занятость выглядела как «сижу в кресле и в сотый раз перечитываю газету». Майк легко мог представить, как просил папу научить его кататься, как мама и папа ссорятся из-за того, что папа под каким-то предлогом отказывает, но он определённо не мог представить, чтобы этот высокий мужчина в костюме и толстых очках вышел  с ним на улицу и показывал, как правильно ставить ноги, как держаться за руль, где тормоз.
Он не помнил, как учился кататься на велосипеде, и надеялся, что у него получается неплохо, поскольку у самого Майка всё вышло естественно: он сперва крутил трёхколёсный, потом пересел на двухколесный с небольшими колёсиками по бокам для поддержания равновесия и только потом, наконец, получил «взрослый». Оди же перескакивала несколько пунктов, но она была сообразительной, легко училась и никогда не дулась на его советы, в отличие от любой другой девчонки или даже друга.
Майк не помнил, чтобы его кто-то учил кататься, зато помнил, как не раз падал, и потому очень старался чтобы Оди не расшиблась. Он поддерживал её за руль и кресло, не давая велосипеду слишком накрениться и завалиться на сторону. Потом, когда у Оди начало получаться (или он так решил), отпустил руль, придерживая только кресло для облегчения равновесия и, наконец, отпустил и кресло, и только бежал рядом, чтобы она не испугалась.
Когда девочка резко остановилась, Майк испугался, что она падает, и крепко-крепко схватился за велосипед, но Оди только удивлённо и благодарно посмотрела на него. Её лицо было близко-близко, и мальчик снова покраснел, отводя взгляд ей под ноги.
А что здесь такого? — пробормотал Майк. Он не знал, как отреагирует его отец или шериф, но ему очень хотелось, чтобы Оди приняла подарок, ему очень хотелось, чтобы она каталась на его велосипеде, ему по-глупому казалось, что они так будут ближе.
Я же сказал, что вырос из него, и мне в любом случае нужен будет велосипед. Мой папа хорошо зарабатывает, я сносно закончил этот год, то есть заслужил подарок, а шериф… Не думаю, что у него такая уж большая зарплата. Он, конечно, может купить тебе велосипед, но зачем, если можно воспользоваться этим? Я за ним хорошо ухаживал, он смазан, а рама слегка погнулась только в одном месте… — осознав, что бормочет полную чушь, Майк посмотрел на девочку внимательно и серьёзно.
Мне хочется что-то для тебя сделать. Я не могу пока подарить тебе новый велосипед, но хотя бы буду знать, что мой старый тебе пригодился… — он говорил что-то не то и не так, неспособный правильно подобрать мысли, собрать их в слова, выразить чувства. — Ты знаешь, — смущенно пробормотал мальчик, — девушки иногда одевают футболку их парня или толстовку… а я вот хочу дать тебе свой велосипед, поделиться своей вещью, чтобы ты думала обо мне, — Майк смотрел в глаза Оди, перевёл взгляд на её губы и уже собирался поцеловать, но запнулся о педаль, потерял равновесие и завалился назад, утягивая за собой и велосипед, и девушку.
Падать было немного больно и абсолютно точно смешно. Мальчик только обрадовался, что его друзья, где бы они сейчас не находились, не видели этого.
У тебя, кстати, отлично получается! Скоро перегонишь нас всех! — отсмеявшись, заметил Майк, и тут же посерьёзнел. — Ты не ударилась?

+1

12

Сейчас, сосредоточенная на педалях, руле и такой заботливой близости Майка, впрочем и в другие многие жизненные моменты за небольшим чудовищным исключением, Джейн не думала о том, что всегда будет помнить Майка. Такие мысли приходили к ней только в период их разлуки. В лесу, еще и зимой, было страшно и холодно, но мысль о том, что так будет безопаснее для ее друзей и особенно для Майка, так по-человечески, так по-особенному к ней относившемуся, как никто и никогда, такая мысль помогала быть сильнее. И после, когда было не так страшно, но когда было правило "быть умными", Оди все равно думала о Майке и ходила к нему и видела как он думает о ней, как считает дни. Казалось бы друзей у мальчика было много, но он помнил ее, значит она действительно затронула его жизнь. Одиннадцатая была далека от понимания норм, ровно так же как когда-то была совсем далека до понимания слов, но она чувствовала, и пускай это не всегда могла описать словами, но точно знала что это было в ее сердце и душе. И вот сейчас этот волшебный мальчик учил ее кататься на велосипеде и это "впервые", что происходило сейчас Джейн не забудет никогда. И как же было хорошо, что со школы они убежали вдвоем. Друзья никогда не врут, но иногда стоило провести время только вдвоем.
- Ничего,- не менее растеряно отозвалась Оди, от того что растерялся и смутился Майк. Девочка пыталась осознать что говори он, параллельно проводя анализ, что же она сама сказала не так, что ее друг так смутился и начал говорить так много. От этого Джейн запуталась только больше, поэтому стала просто смотреть на Майка своими большими, темными глазами, хотящими верить, понимать и доверять. И когда Майк заговорил серьезно, Джейн выдохнула и улыбнулась. Это значило что не она сказала что-то не так, а просто Майк смутился и это вызывало и улыбку и ответное смущение, но такое приятное, от которого не хотелось прятаться.
- Пригодиться,- закивала Оди, слушая мальчика и дальше, услышав такие взрослые и интересные истории, которые с легким шепотом,- девушка, парня...,- запомнила, как то было с многими вещами, которые говорил ей Майк. А эта показалась не то что бы очень важной, но такой, чтобы сердце билось быстрее. И оно забилось не только от слов, а от того, что парень решил ее поцеловать и она сама потянулась к нему, но шаг вышел неловким и вслед за Майком вместе с велосипедом девушка оказалась на траве, тоже весело рассмеявшись.
- Ты был прав, это хорошее место - падать здесь почти не больно,- выдавая то, что Оди всегда слушала и запоминала то, что говорил Майк,- Совсем немного,- в действительности падать на траву было не больно и это "совсем немного" случилось из-за велосипеда, который ударил ногу. Впрочем это была сущая ерунда,- А ты?,- быстро чмокнув Майка в щеку, потому что так захотелось, потому что он был самым милым и самым заботливым на свете.

+1

13

В их компании существовали правила, которым придерживались все. Они не всегда проговаривались и точно не были записаны, но всё же работали. Негласные правила настоящей дружбы. «Друзья никогда не лгут» — было одним из них, и, пожалуй, его нарушали слишком часто.
Совсем немного, — улыбнулся Майк. Ему было приятно, что Оди всегда внимательно его слушает. Приятно и важно. Приятно и немного пугающе. Когда кто-то верит тебе настолько сильно, это заставляет нести ответственность. Нельзя сплоховать или ошибиться. Нельзя даже позволить себе быть просто идиотом четырнадцати лет. По крайней мере, не слишком часто. Пару раз Майк позволял себе такую ошибку, и потом горько жалел о ней. В нём заключалось слишком большое количество нереализованных эмоций, которые иногда и очень некстати вырывались наружу. Он был рад, что Оди продолжала верить только тому, что по-настоящему важно.
Майк был счастлив получить свой поцелуй в щеку, и хотя старый железный товарищ довольно болезненно ушиб его ноги, а ещё он ощутимо ударил копчик при падении, говорить об этом совсем не хотелось. Синяки заживали, а такие моменты — когда просто лежишь на траве рядом с девушкой, которая тебе по-настоящему нравится — бывают не часто. Возможно, Майку не было так уж много лет, но события последних научили его ценить время.
Наверное, как-то подсознательно ощущая это, Майк не торопился сменить позу, вылезти из-под велосипеда или встать. Ему было неудобно, но всё равно очень хорошо. Он взял Оди за руку и какое-то время просто лежал, глядя ей в глаза. Потом боль от веса велосипеда стала слишком невыносимой, и он сел только для того, чтобы отбросить его и снова устроиться на траве рядом с Одиннадцать. Лето выдалось жарким, день — солнечным, но в тени деревьев и на земле ощущалась приятная прохлада. Майк посмотрел на небо и увидел вяло проплывающие облака.
Смотри, — он ткнул пальцем в большое белое кучевое сооружение. — Похоже на замок. А вот там - рыцарь! Правда, он, судя по всему, выронил меч.
На самом деле, Оди была одним из тех людей, с кем вполне комфортно помолчать, но, последнее время, Майк в её обществе начинал думать о глупостях, и потому старался молчать как можно реже. Причём глупости зачастую были самыми невинными, вроде покупки мороженного в кафе или совместной прогулки на ярмарку, но они всё равно смущали, потому что уже имели подтекст, не до конца осознаваемый даже самим Майком.
Мы собираемся запускать ракету летом. С Лукасом и Дастином. Она взлетит высоко. Выше, чем обычная ракета, потому что мы её усовершенствовали. Правда, нужно будет кое-что доработать, а ещё дождаться безветренного дня, — говорил Майк. О ракете он уже рассказывал, но мысль о друзьях приятно охлаждала его романтические чувства. — В ветреную погоду можно будет запустить воздушного змея. Если хочешь, мы сделаем для тебя твоего собственного. Такого, как ты захочешь! Вот что тебе нравится?

Отредактировано Mike Wheeler (2019-06-05 07:16:02)

+1

14

Одиннадцать была действительно особенной девочкой, и не только из-за силы, что была дана ей то ли богом, то ли сатаной, но из-за своего особенного воспитания. Она не воспринимала этот мир, как то это делали другие подростки. Она не знала простых вещей, что казалось в других были настолько естественными, как дышать. Но при этом она во многих вещах оказывалась очень взрослой. Впрочем, эта взрослость чаще не распространялась на общением с Майком. Вот допустим она совершенно не представляла, что он чувствует из-за того доверия, которое она проявляет к нему. Оди не могла представить всей этой сложной гаммы чувств, даже не осознавала то, сколько ответственности возложила на плечи юноши. А ведь действительно, девушка доверяла ему полностью, верила во все то, что он говорил, и именно поэтому тогда у них случилась пара размолвок. Но тот год, чуть меньше года пока Майк ждал ее, пока говорил с ней и верил, показали Джейн насколько все прошлое, было пустяками, до такой степени что много и много раз она хотела окончательно разрушить запрет шерифа. В какой-то момент так и вышло, впрочем так или иначе все случилось лучшим образом, так что сейчас они спокойно, сначала почти в обнимку с велосипедом, а после и без него, просто лежали вместе. Оди могла бы так лежать и дальше, молча и просто наслаждаясь моментом, но Майк, взволнованный происходящим, а как ее молодой человек волнуется, Джейн уже успела выучить, стал говорить. Оди была не против, тем более что слова не стали мешать сказочности, а только наоборот.
- Нет нет, погляди, я думаю вон там его меч,- поддержав Майка и указывая на облако чуть поодаль, действительно в нем было что-то, что напоминало воткнутый в камень меч, как из историй об Короле Артуре. Впрочем о подобный Одиннадцать не слышала,- Вот как, ракету, это здорово, я помню,- задумчиво и вспоминая все, что знала об этом. Нет, конечно девочка знала об их ракете, что ребята трудились над этим весьма долго, что это сложно, что большую часть всего этого она не понимает, тем более что в целом она может действительно им помочь запустить ее с помощью силы, но все ей объяснили, что в этом и суть, что они смогут запустить ее просто так, без магии а с помощью науки. Такие непростые вещи давались Оди сложно, но она очень старалась все понять и особенно помочь хотя бы во чем-нибудь человеческом Майку,- Хочу, а можно я его раскрашу сама? Я поняла что мне очень нравятся яркие цвета,- как всегда говоря о том, что же она поняла, Джейн становилась очень серьезной, пускай и речь шла о таких милых вещах, как любовь к цвету.

+1

15

Конечно! — легко согласился Майк, невольно улыбнувшись на её слишком серьёзное выражение лица. Одиннадцатая говорила так, словно речь шла, как минимум, о ядерной угрозе или о нашествии инопланетят; так, словно бы от этого зависела чья-то жизнь, и этот серьёзный подход нравился ему. Становилось, как никогда ясно, что она слишком много теряла в этой жизни или слишком мало имела, и потому не желала ничего упускать. При таком подходе, как считал Майк, у неё всё должно получиться.
Ты можешь сделать радужного дракона, — предложил мальчик. На его взгляд это, пожалуй, самое яркое существо. — Или кого угодно! Ты придумай, кого, а я помогу тебе это осуществить так, чтобы было красиво, ярко и могло полететь, — он улыбнулся, предвкушая, как зачарованно будет смотреть Одиннадцатая на воздушного змея, какими серьёзными и восторженными будут её глаза.
Мы можем попробовать уже завтра. После занятий, — добавил Майк нахмурившись. Конечно, ему хотелось, чтобы Оди больше радовалась и проводила время, получая при этом удовольствие, и, конечно, вполне можно было пропустить один день занятий только для того, чтобы поиграть. Что такое один день, если впереди целое лето? Вот только лето быстро кончается, а Оди должна быть готова пойти в школу. Она должна ходить вместе с ними, чтобы они могли чаще видеться, чтобы потом вместе делать уроки, чтобы после школы ходить в кино...
«Как пара», — проговорил про себя Майк с подчёркнутой решимостью. Пока эта идея, несмотря на всю свою привлекательность, очень его смущала. Он представлял, как отреагируют одноклассники или эти переростки, которые считают себя очень крутыми только потому, что задирают кого-то на два-три года младше себя. Он представлял неприятности, и потому чувствовал серьёзность этого решение, но оно всё равно казалось ему привлекательным.
Ну что, продолжим учиться? — спросил Майк, неохотно усаживаясь на траве. Он поднялся на ноги и подал руку Оди, помогая подняться и ей. Возможно, в этом не было такой уж необходимости, но ему было приятно помочь, приятно иметь повод прикоснуться.
Было бы здорово, если бы сегодня ты уже смогла бы доехать до дома сама. Как думаешь, получится? — Майк подошёл к велосипеду, попутно отряхивая штаны на заднице, и поднял его. Велосипед жалобно звякнул, но выглядел вполне сносно. Он вообще выглядел довольно сносно, учитывая, что его хозяином был мальчишка. Учитывая, что хозяином был мальчишка, он выглядел даже ухоженным. По крайней мере, у него ничего не скрипело и не шаталось.
Попробуем? — обернувшись, спросил Майк и приглашающим жестом похлопал по сидению.

+1

16

При упоминании о радужном драконе, Одиннадцатая вспомнила Уилла, лучшего друга Майка, того, кого она сначала пыталась помочь найти, а потом все пытались спасти. Девочка никогда особенно не задумывалась об этом, но чем-то они с ним были похожи, хотя бы той безумной и нездоровой привязанностью к Изнанке, а еще тем, что пожалуй больше других, были готовы отдать свою жизнь за друзей, совершенно забывая о себе. Оди не знала, но была у них и еще одна черта, "подаренная" им жизнью - что Уилл, что она, пытались понравиться своим отцам, делая даже то, чего бы они не хотели делать. И то что Майк, предложил ей сделать именно такого дракона, напомнило Джейн о его друге, ведь его замечательная мама рассказывала историю о рисунке Уилла с тысячью цветов и это был волшебный рисунок. Иногда Оди хотелось научиться рисовать.
- Обязательно сделаем такого...яркого и обязательно дракона, мне очень нравится,- девочка согласно кивнула и на то, что завтра после занятий это будет самое идеальное время. Задумываясь о таком, хотя ей и нравилось учиться и узнавать новое, Джейн поразмыслила что так уроки пройдут легче, когда впереди будет ждать что-то совершенно чудесное. И это чудесное включало в себя общение и время проведенное вместе с Майком. Если бы Оди задумалась об этом еще на немного, то обязательно бы смутилась. Но серьезный вопрос и продолжение общения с велосипедом заставили ее отвлечься от прекрасных мыслей и улыбнувшись, кивнуть юноше, который как настоящий герой помог ей подняться. Она конечно могла сделать это сама, но такая помощь казалась настолько приятной, что улыбка не сошла с лица Джейн.
- Пробуем,- и они снова принялись за обучение. Из Майка получался хороший, терпеливый и внимательный учитель, а Оди старалась как могла, и в конце концов под запах лесных, летних трав, что прели на солнце, которое нет да нет, но проскальзывало между веток, у девушки стало получаться кататься на велосипеде. Да, катание по пересеченной местности было еще не в ее власти, но определенно, с долей практики, у нее могло получиться и это. И такие быстрые успехи радовали Оди лишь на долю меньше того, что это время она провела с Майком.
- Я никогда этого не забуду,- произнесла девушка, идя уже просто рядом с юношей, до дома шерифа не далеко и было решено завершить практику катания на сегодня. Ноги приятно гудели, а вокруг замечательно пахло, словно добавляя этому моменту красок, чтобы когда он станет воспоминанием, это воспоминание было еще более ярким. Джейн чувствовала приятный и ровный ритм биения сердца, чувствовала траву под ногами, а главное ощущала, то и дело касаясь кончиками пальцев руки Майка, того, кто был ей так дорог и шел рядом с ней. Ничего более лучшего она не могла придумать, и девушке казалось, что ничего не сможет испортить этого момента...
...и это случилось, то о чем Оди вспоминала лишь в ночных кошмарах. То, что он пробудила то, что было так опасно и могло навредить ее близким вернулось. Впрочем та вспышка, что вернула ее на мгновение на ту сторону была настолько краткой, что в момент возвращение оттуда, с Обратной стороны, Джейн лишь крепко вцепилась в руку Майка, вполне вероятно что это могло быть даже больно, но девушка не контролировала себя и тяжело дышала, теперь ощущая всем телом, как сердце отбивало все быстрее и быстрее, ведя за собой панику, которая страшным образом могла пробудить и ее собственную силу.

+1


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » я раскрашивал небо