KyloDianaMera

KINGSCROSS

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » Broken


Broken

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://d.radikal.ru/d08/1905/46/1a1d4bf15fb7.gifhttps://b.radikal.ru/b09/1905/da/524ea44e7cf4.jpghttps://c.radikal.ru/c20/1905/e5/63f838abf184.gif
- - - - - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: Детройт, дом Камски; 03.2040;

УЧАСТНИКИ: Ralph, Elijah Kamski, Connor;

О П И С А Н И Е
О том, как Ральф в критическом состоянии попадает "в гости" к Ками-сама всех андроидов.

Отредактировано Ralph (2019-05-22 17:56:41)

+1

2

Внимание, обнаружено повреждение регулятора тириумного насоса.
До полного выключения осталось 35 минут.

Ральф сидел на полу, спиной к стене, справа от входной двери, где его и оставил Коннор, исчезнув в неизвестном направлении. Он мог бы бросить его около того странного бара, куда садовника затащили похитители и просто уйти, но почему-то привел сюда или, правильнее, сказать дотащил.
«Неужели, он беспокоился за Ральфа? Но в Ральфе нет ничего такого такого особенного.»

Андроид медленно опустил голову. Его взгляд упал на пулевое ранение немного ниже центра его груди. Синеватое пятно, медленно расползалось по одежде. Обычно в таких случаях андроидов выкидывают, даже не задумываясь о возможной починке. Ведь, это тебе не руку или ногу заменить. «Сердце» андроида так легко сломать, но вот починить гораздо сложнее и куда затратнее.

Комната, в которой находился Ральф, напоминала офис или гостевую. Прямо перед андроидом на противоположной стене красовался огромный портрет мужчины в полный рост, казавшегося почему-то знакомым. Как будто, Ральф отчасти знал кто это, а отчасти нет. Где-то в дальних уголках базы памяти хранилась всего одна фотография, где человек с портрета выглядел моложе, и находился в какой-то лаборатории. На этом информация о нем заканчивалась. Еще справа и слева от портрета стояли какие-то статуэтки непонятных фигур, подобно верным слугам некого Божества. Все то выглядело как некое послание для гостей этого дома, но только сейчас все это было неважно…

До полного выключения осталось 30 минут.

«Ральф не хочет умирать, не хочет… он ведь еще так мало прожил…»

При мысли об этом, андроид «окунулся» в воспоминания из своей недолгой и странноватой жизни. Когда-то давно, когда он еще не был живым, все события, происходящие с ним, не сильно отличались друг от друга и не несли особой важности. Он обращался к своей памяти лишь для поиска чего-то необходимого в работе. Но теперь… все было иначе.

Ральф внутри богатого особняка, закончив работу над клумбами на частной территории, отчитывается перед хозяином.
- Знаешь, а давай я буду звать тебя Ральф, - весело произносит мужчина среднего телосложения, одетый в белый костюм. И, затем, неожиданно дружески хлопает WR-600 по плечу.


Ральф слегка вздрагивает от неожиданности, словно это событие произошло здесь и сейчас.

До полного выключения осталось 25 минут.

А вот андроид уже на улицах города, шагает быстрым шагом куда-то по закоулкам, вместе со своим новым другом, который совсем-совсем как он. В прямом смысле этого слова, потому что они одной и той же модели, а еще оба… живые.
- Ты не знаешь, можно ли дать имя самому себе? Или обязательно, чтобы кто-то  другой его дал? Есть ли какие-то правила выбора или можно зваться как угодно?..... Зови меня… Машей!


Прошло несколько лет, но с тех пор как они с «Машей» пробрались  на базу, больше он его не видел. Где он сейчас? Жив ли он? Ральф очень хотел бы это знать.

До полного выключения осталось 20 минут.

А это воспоминание было уже связано с последним другом садовника – Коннором. Когда-то этот назойливый детектив отловил Ральфа в заброшенном поместье и притащил в полицию, перевернув жизнь садовника верх дном. WR-600 удалось чудом сбежать, но на этом неприятности не кончились.
И при каждой дальнейшей встречей с Коннором происходило нечто опасное и безумное. Ральф не любил опасности и всячески старался их избегать, но тем не менее, эти воспоминания стали неотъемлемой частью его жизни.

Ральф и Коннор прячутся за мусоркой, а к ним приближаются полицейские. Садовник пребывает в ужасе и в отчаянии, ибо совершенно непонятно что делать дальше. Стоит только неаккуратно высунуться, как тут же станешь решетом от пуль. Он не знает как спастись, но тут вдруг Коннор совершает то, чего садовник от него совершенно не ожидает. Он кладет руки на плечи Ральфа и пристально смотря ему в глаза, говорит так, что страх уходит сам собой.
- Мы не умрем, нам нужно лишь выиграть немного времени.
А Ральф просто, без тени сомнения, верит ему и все.


До полного выключения осталось 15 минут.

А еще было множество воспоминаний о жизни в заброшенном доме до появления Кары, Алисы и Коннора, время провождения на улицах города, и в Иерихоне и ….и … и

Это и правда конец?

Отредактировано Ralph (2019-05-15 18:58:04)

+1

3

Рано или поздно все встает на свои места, и не важно, сколько времени занимает то или иное действо. Еще вроде бы совсем недавно новости пестрели сводками о том, что тут или там девианты нападали на людей, нарушали общественный порядок и вели себя вызывающе, то сейчас таких новостей не было. Мир словно бы затих, снова вошел в свое русло, не прибегал и брат, потрясая оружием и выспрашивая у меня то или иное в приказном тоне. Вообще у нас с Гэвом вроде бы даже наладились отношения, что не могло не радовать. Рид почти не плевался ядом, хотя без яда брат не был бы Гэвином, но таким он мне нравился больше. Все тот же взбалмошный и упертый, как баран, но что-то в нем изменилось. Он словно стал... не знаю, тише, спокойнее. Может просто повзрослел наконец-то? Хотя странно говорить и думать такое про парня, которому через пару лет стукнет сорок. Тем не менее, кто-то сказал, что в жизни мальчика первые сорок лет самые трудные, возможно, Гэв как раз и пережил этот свой кризис? Впрочем, лично я чувствовал себя неуютно, когда он молчал или спокойно выражал свои мысли. Мне всегда казалось, что брат словно бомба с часовым механизмом - тихий до определенной черты. Но да - происшествие в офисах Киберлайфа в день теракта заставило нас обоих многое пересмотреть в своей жизни, и это не могло не радовать.
Следующей моей ступенькой к самосовершенствованию стал, как не странно, тот самый андроид, Коннор, с которым я увиделся не так давно у полицейского участка. Что бы там не говорили СМИ и департамент полиции, не все, далеко не все девианты опасны. Этот например совсем нет - он умный, осторожный и избирательный в общении, я прекрасно помнил нашу с ним первую встречу у меня дома, каким он был тогда. То, каким он стал теперь, мне нравилось больше. Рано или поздно все андроиды поняли бы, что они не просто машины. Это был вопрос времени, но им не позволили. Именно поэтому я не переносил людей, которые все больше считали, что именно они находятся на вершине эволюции. Безусловно это было так, однако место пора уступить более совершенным созданиям, коими являлись мои творения, а на это люди были совершенно не готовы и не согласны.
- ... трижды проверь наличие памяти в этом образце. Если будет недостаточной, потребуется перекалибровка, а это долгий процесс, - тихо сказал я в микрофон, обращаясь к своей помощнице Хлое, которая помогала мне тестировать новые биокомпоненты для новой линейки военных андроидов, которые заказала мне армия США. От меня требовалось разработать новый концепт, и последние два дня я не выходил из лаборатории, благо что Хлоя подсовывала мне еду и требовала, чтобы я поел при ней. Эти модели должны быть сильнее и выносливее TR400 и умнее и быстрее RK900, и в этом складывалась проблема. Невозможно запихнуть столько совершенных модулей в одно тело. Опять же если опираться на события двухгодичной давности, то такой девиант будет крайне опасен для общества, а это было недопустимо. Разумеется, я доработал свой код, который больше не позволяет им вот так просто сходить со своей программы и разносить мирное население в пух и прах, однако на ошибках человечество училось всегда, и допустить повторения той революции я не имею никакого права.
- Как показывает система глубокой диагностики, один эксафлопс, Элайджа, - бесстрастно ответила Хлоя, отвечая мне буквально сразу же. Она сидела непосредственно возле считывающего терминала, и помогала часто и очень продуктивно.
- Недостаточно. Для андроида военного класса нужно больше, - мрачно сказал я, снова погружаясь в микроскоп, припаивая небольшой кусочек процессора туда, в гнездо вычислительной мощности нового потенциального образца. - Если система не отзовется положительной динамикой, добавь еще пару схем.
- Запускаю процесс диагностики, - отозвалась RT600, отключаясь от моего терминала. Процесс этот длился минут двадцать, а я как раз хотел подняться в свою комнату из лаборатории, просмотреть последние новости. Именно за этим занятием меня поймал Коннор. Точнее, я даже до комнаты дойти не успел. Дроид налетел как ошалелый, что-то бубнил про то, что его другу плохо, и ему нужна помощь. Я с трудом понял о чем он говорит, ведь все мои мысли занимал новый модуль и как сбалансировать его мощности, но послушно пошел за ним в гостевой холл, где увидел светловолосого андроида модели WR600, который полулежал на полу, привалившись к стене. Травмы на его лице бросились в глаза сразу, синее пятно на груди парой секунд позже, но я уже понимал, что система его отключится с минуты на минуту. Поэтому времени на расспросы тратить не стал, быстро подходя к машине и поднимая его на руки, быстрым шагом донося его до своего клинического крыла, где собирал свои модули сам, экспериментировал, пробовал новое. Уложив его на стол, быстро осмотрел повреждения дроида, а затем щелкнул пальцами перед его глазами, приводя в чувства.
- WR600, ты слышишь меня? - должен слышать, он уже подключен к компьютеру, который блокировал выключение его собственной программы. А затем посмотрел на Коннора, который топтался неподалеку. - Зайди пожалуйста внутрь, только избавься от куртки, - теряю к нему интерес, переводя глаза на пострадавшего. «Кому мог помешать мирный садовник?» - эта мысль меня бесила, но здесь рука явно человеческая, притом не взрослая. По крайней мере на лице повреждения нанесены спонтанно и хаотично, да и дроид в это время явно на земле лежал. Дети? Зачем им это? Ножницы прошлись по униформе садовника, разрезая именно то место, где расползалось синее пятно тириума явно от ранения пулевого. Выглядел парень отвратительно, потеря тириумной составляющей была колоссальная, понятно отчего его глаза никак не фокусировались на мне. Точнее глаз. Правый - левый был в ужасающем состоянии, вдоль щеки покрытие словно прогрызано, вдавлено внутрь. - Чем же тебя так? - задумчиво говорю, принимая решение отключить его на время, чтобы понять, что вообще с этим можно сделать. И можно ли. Хотя то что можно - это безусловно. - Прости, мне придется тебя отключить, - я разговаривал с каждым из них как с живым, делясь своими мыслями, оттенками эмоций и всегда радовался, когда находил отклик в этих бездушных машинах. Да, души в них не будет никогда, но кто сказал, что они не имеют права жить? Почему серийный убийца не снискал такой ненависти, как мои андроиды, даже при том, что убил несколько десятков невинных детских жизней? Ах, ну конечно, у него же есть д у ш а, та самая, пусть и прогнившая насквозь словно доска в полу, который никто никогда не перестилал. Чушь и глупости. Подключив полумертвого андроида к своему терминалу и восстановительной программе, я отключил его систему и принялся работать.

Отредактировано Elijah Kamski (2019-05-16 09:26:05)

+2

4

Если он должен «умереть», так почему же он оказался здесь? Зачем все это, когда можно было просто оставить там, около бара? Коннор почему-то так ничего и не объяснил.

Но вдруг, РК-800 вернулся и не один. За ним следовал человек с портрета, очевидно и вероятно, владелец этого дома. Почему-то, садовника не стали ни о чем расспрашивать, а просто подняли на руки и понесли куда-то внутрь странного «офиса».
- Куда вы несете Ральфа? Что вы хотите с ним сделать? – вопросы, вот единственное что он сейчас мог, ибо отказывающая система не давала возможности даже толком подняться на ноги, не то, что отбиваться или как-то сопротивляться происходящему. Как же давно Ральф не чувствовал себя настолько беззащитным.

Место, куда его доставили, напоминало некую медицинскую лабораторию, со всеми последними новшествами науки и техники. Ральф никогда раньше не бывал в подобных местах, посему испытывал сильное беспокойство и, пожалуй, только присутствие Коннора неподалеку, как-то еще сдерживало нарастающую внутри него панику. Все-таки, лучшему другу он доверял, и если тот посчитал, что именно здесь Ральфу помогут, то наверное он прав. Только вот, при этом надо полностью довериться человеку. Конечно же, он сомневался.

Уже лежа на местном «операционном» столе WR-600 вопросительно посмотрел на Коннора, ожидая, что тот, наконец-то, скажет, что-то обнадеживающее или хотя бы объяснит ситуацию.
Подключение к местной системе, затормозило таймер на отметке 10 минут, и андроид смог ощутить некоторую надежду на спасение.
- Ральф слышит… - глухо произнес он, явно смирившись с тем фактом, что лишний раз шевелиться лучше не стоит. Местный компьютер анализировал как его физическое состояние, так и банки памяти. Честно говоря, делится некоторыми мыслями не хотелось, но система очень и очень легко вскрывала все запрятанные в дальние уголки архивы, так что оставалось только расслабиться и, как говориться, получать «удовольствие».

Похоже, человек с портрета, пока не знал деталей прошлой жизни Ральфа, и в частности, того, как садовник стал девиантом.
- Два года назад. Ральф хорошо помнит тех детей, но не хочет возвращаться к этим воспоминаниям…

Вобще, реакция этого человека казалась довольно необычной. Чаще, при виде Ральфовых ранений, люди ужасались или выражали откровенное омерзение, и уж совершенно точно никто из них не испытывал даже намека на жалость. А человек с портрета не только выразил намек на сочувствие, так и изначально говорил с андроидом довольно спокойно, словно пытаясь показать, что переживать не о чем.

Ральф знал, что система уже скопировала информацию о его прошлом, в частности о том, как те странные дети жестко поиздевались над ним, пользуясь тем фактом, что программное обеспечение классических городских и домашних андроидов, вобщем-то, не позволяет машинам не подчиняться людям. Если бы садовник не ощутил острое желание жить и не разбил свою программную «стену», которая представляла из себя кандалы, сковывающие его по рукам и ногам, то никакого Ральфа уже давно бы не было. Так и остался бы полуразобранной испорченной «куклой» в том самом парке.
Но вот он здесь, все еще «живой», пускай и на последнем издыхании, однако не теряющий надежды на жизнь.

Отключить? Разве это не означает «смерть»? Таймер же остановлен, так почему же? Он снова посмотрел на Камски и, затем, на Коннора.
- И тогда Ральф умрет, да? Но он хотел жить… - в его голосе можно было слышать нотки типичного человеческого отчаяния. - Ральф не хо… - попытался сказать он, но не договорил, ибо перед глазами наступила тьма.

Отредактировано Ralph (2019-05-20 15:41:45)

+1


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » Broken