фандом недели

лучший эпизод

Лучшие игроки

администраторы

правила фак занятые роли акции устройство мира черный список (NEW!)

KINGSCROSS

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

ИТОГИ НЕДЕЛИ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » пусть мама услышит, пусть мама придёт


пусть мама услышит, пусть мама придёт

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://25.media.tumblr.com/c50744c98e635c1d2f52675dd2ca4916/tumblr_mk28wryVmI1rsy904o9_r1_250.gifhttp://forumavatars.ru/img/avatars/0014/39/c7/52-1402223707.gifhttp://25.media.tumblr.com/523a2338cb6406bcadc66d601acd9af1/tumblr_mo10lelYb91qhct03o2_250.gif
- - - - - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: Темискира

УЧАСТНИКИ: Hippolyta Trevor,  Donna Troy, Diana Prince

О П И С А Н И Е
Каждый ребёнок имеет право знать своего родителя

+2

2

В карманах старого и изрядно потрепанного жизнью, но излюбленного чёрного пальто оказалась лишь мятая двадцатка долларов, пачка «Juicyfruit» и ключи от квартиры, которая будет принадлежать ей много лет спустя, иначе говоря, Лита оказалась обладательницей прекрасного стартового набора для спасения мира от Дарксайда.

Цинциннати — город с ветвистыми улицами, низенькими уютными домишками, глядя на которые на языке вертится выражение «как в старые добрые времена», которые, правда, никогда таковыми для неё не были, лишь деловой район радует глаз знакомыми зданиями-высотками, которые в её старые добрые времена заполонили весь город. В Цинциннати чистое и мирное небо цвета голубой гуаши, которой Лита раскрасила обои в пять лет, получив заслуженный нагоняй. Воздух наполнен скукой и машинными выхлопами. А ещё в Цинциннати было слишком людно. Толпа, словно поток бурной реки, несла куда-то, казалось, нельзя остановиться — втоптают в землю и не заметят. Лита, не слишком аккуратно орудуя локтями и формальными «простите» еле смогла вырваться.
В Цинциннати она была лишь пару раз, и она запомнила страх и смерть, витающие в воздухе, а по углам — трупы.

Двадцатку пришлось променять на «Marlboro» и чашечку латте макиато — единственных друзей и союзников, готовых помочь набросить план будущий действий гостье из будущего. Новое будущее этого мира скрывалось в загадочных витках сизого и горьковатого сигаретного дыма, так напоминающего её собственное будущее. В маленьком баре тихо играл джаз, Лита не знает, как оказалась в нем, ноги сами привели. И только сидя на диванчике Трэвор поняла, что жутко устала и, что ещё хуже — ей страшно. Чем больше её мысли вертелись вокруг того, что она должна, тем больше внутренности обжигала паника, а горло мертвой хваткой сжимала истерика. Странно, но Лита до этого не осознавала, что всё произошло именно с ней. Образы были смазанными, расфокусированными, нечеткими, никакой конкретики, лишь отголоски эмоций и стопка фактов. Наверное, потому что Фурия предпочла сама об этом забыть, будь иначе — свихнулась. Но сейчас на тонких губах была беспомощная улыбка, в голубых глазах, словно у загнанного в угол животного, блестели слезы, а в беспомощном шепоте слышалась слабость:
— Ты просила меня спасти их, но не сказала как. Я просто хочу домой, Зат. Я просто хочу домой.
Ипполита Тревор была одинока, разбита и близка к падению в новом и незнакомом для себя мире.
Но это была бы слишком лёгкая победа.

Темискира — прекрасный райский остров, которому насчитывается множество тысяч лет, обитель амазонок и место, которое Ипполита могла назвать бы домом, несмотря на то, сколько бы лет прошло. Вечный, неизменный остров, в отличии от человеческого мира, время даже не думало его трогать, всё осталось так, как было в воспоминаниях. Подлетая к Темискире, сердце взволнованно Литы начинало биться чаще, будто бы хотело выпрыгнуть из грудной клетки. Скоро, совсем скоро Трэвор увидит родные лица, услышит знакомые голоса своих сестер, окажется в кругу семьи, которая даже о ней не знает.
О теплом приёме Фурия не смела даже мечтать, но надеялась, что ей дадут шанс.

Лита спокойно сдалась патрулю, «поймавшему её». Лита не сопротивлялась, хоть и была в броне, такой же, как и у сестер-амазонок, и при оружии — что мечи, что лассо мирно покоились, ни на секунду у девушки не возникала мысль прибегнуть к ним. Трэвор хотела показать, как похожа на них, что она такая же. Не враг. Но всё же... «Посторонняя» — резало без ножа, хоть Ипполита и не показала виду, оставаясь внешне спокойной, позволяя связать себя и вести к царице Ипполите, уж в том, что её, такую похожу на них, но постороннюю, поведут прямо к бабушке, сомневаться не приходилось.
Сомневаться приходилось лишь в том, будет ли среди амазонок принцесса Диана? Безумие, Лита осознает, что стоит ей увидеть маму, как она потеряет самообладание. Как же хочется обнять её, закрыть глаза и почувствовать себя в безопасности, снова стать маленькой девочкой, которую мама защитит, которой мама поможет. Они так и не попрощались.

Бабушка выглядела чинно, величественно и холодно. Никогда Ипполита не смотрела на неё столь холодно, от этого становилось больно. Но Лита всё понимала, пыталась понять, покорно преклоняя колено перед царицей амазонок, смиренно дожидаясь, пока ей позволят говорить. И всё же девушка не смогла себе позволить не вглядываться с болезненным отчаяньем и пронзительной тоской в знакомые лица, многие были подругами, но едва ли теперь в их глазах больше теплоты и радости, чем в глазах царицы Ипполиты. И матери всё же не было, Лита надеялась на это, но всё же знала, насколько Чудо-Женщина требуется этому миру.

Лита делает глубокий вдох и выдох, медленно и вдумчиво начиная свою речь:

— Я — Ипполита Трэвор, дочь Стива Трэвора и, — Лита на мгновение мнется, а затем переводит взгляд на бабушку и твёрдо говорит, — Дианы Принц. И я отказываюсь что-либо говорить до того момента, пока мне не организуют  встречу с ней.

Её фраза вызвала ожидаемые «ах» и шепотки. Лита решила рискнуть, бросив козырь сразу же, и взволнованно ожидала ответной реакции. Взгляд царицы амазонок, казалось бы, способен был посоревноваться с льдами Арктики за холодность и клинками японских мастеров за остроту. Лите стало практически физически дурно от него, но душа ныла гораздо сильнее — как человек, который обучал её езде на лошадях, читал сказки на ночь и предрекал великое будущее мог так смотреть? Почему бабушка ничего не чувствует, не видит сердцем?.. Не верит. Или сомневается? Лита бы тоже сомневалась.
Лита видит, как царица Ипполита переводит взгляд на Донну, тихо просит о допросе самозванки. Трэвор почти что рада? Она знает Донну, знает, что у Трой золотое сердце и не будет бояться поверить, в отличии от бабушки. Как бы только убедить? Как рассказать о том, что ей так нужно?

Когда царица Ипполита покинула их, а амазонки вернулись к привычному и стройному, как часы, образу жизни, когда Литу отвели в аналог «камеры заключения» и они с Трой остались одни, девушка не выдерживает и с юношеским эмоциональным жаром восклицает:

— Донна, я прошу тебя, поверь мне. Мне действительно нужно встретиться с мамой, иначе...

+2

3

Темискира - величественный, огромный остров, над ним не властны ни время, ничто-либо ещё. Будто бы вырванный из иллюстраций в тех самых старых книжках по истории, по которым им преподавали в школе, когда Донна ещё даже не подозревала о своём происхождении. Здесь всегда была солнечная погода, которая не могла не радовать своих жительниц. Именно в основном и отличало убежище и дом амазонок от внешнего мира, что был просто до жути не похож. Он погряз в пороке, постоянные преступления, люди что забыли о чувстве долга и сострадании, не все естественно, но многие.

Трой вернулась снова на остров в попытке найти успокоение. Того чего не могла обрести нигде, здесь хоть отдалённо, но чувствовалось. Ей даже в голову не приходило, что возвращение произойдёт при подобных обстоятельствах.
Уже прошло пять месяцев после аварии в которой Донна потеряла обоих детей. Это невозможно описать словами, внутри тебя просто что-то умирает. Надежда ли или нет, никто не может сказать точно. Первые пару недель женщина отказывалась есть и пить, у неё будто бы стоял ком в горле. За то время она успела бы отощать и ослабеть не будь в ней сверхчеловеческих способностей. Хоронить кого-то всегда тяжело, но пережить своих же детей, страшнее муки для родителя и быть не может на этом свете. Больше всего она жалела лишь об одном, что недостаточно провела времени с ними, выбрала геройство вместо тихой и размеренной семейной жизни, что могла бы привести к совершенно другому исходу всей ситуации в целом. Жаль, что не в её силах повернуть время в спять, исправить всё. Хотя, стоит отдать должное женщина пыталась уговорить и Флеша, и Кид Флеша помочь ей, спасти сына и дочь, но те были непреклонны. Подобное вмешательство могло бы чересчур сильно повлиять на весь окружающий и мир и второго Флешпоинта никому по их словам не хотелось бы.

Временным убежищем на Темискире для неё стала библиотека, настолько огромная, что книги в ней можно читать казалось бы вечность и это даже не станет пределом. Порой она даже забывала про сон, настолько окуналась в бесконечные миры и приключения.

- Вы нужны в тронном зале, - произнесла юная амазонка, чем отвлекла Донну от чтения, устало протерев глаза женщина лишь качнула головой в знак того что поняла и появится в скором времени, опаздывать было не в привычке Трой, хотя и пунктуальностью брюнетка тоже не славилась.
В огромной зале она заняла место рядом с матерью, та переживала отчего-то, возможно поводом было долгое отсутствие Дианы.  Хотя возможно и что-то другое. Стражи ввели девушку, её черты были смутно знакомы и жутко кого-то напоминали. Однако стоило этой чужестранке лишь открыть рот, как тут же все были шокированы, но не царица амазонок, на её вечно молодом лице не дёрнулся ни один мускул.

Она уже и не помнит толком сколько прошло времени между тем, как они были на заседании и как попали в темницу, всё для неё было будто бы в тумане. Слишком сложно поверить, слишком сложно понять. Да это и уму не постижимо. Трой лиь раз видела малютку, тогда дочь Дианы была маленькой девочкой, а сейчас перед ней стояла уже сформировавшаяся девушка и как можно было поверить своим глазам.
Одним лишь жестом Донна пригласила её присесть. Взглядом внимательно изучая черты её лица, словно боялась, что та вот-вот исчезнет испарившись у неё на глазах.

- Мне нужны доказательства. Я не могу слепо верить тебе, сама же вижу понимаешь это.

+2

4

Лита ощущала на себе внимательный взгляд, но не чувствовала в нем суровой пристальности, впивающейся тысячей иголок в кожу, и, признаться, чувствовала благодарность за это. Быть врагом, пусть даже и потенциальным, пусть даже это далеко и не так, особенно для дорогих людей — в новинку, и лучше бы в её жизни такого опыта не было. Лита вглядывается в ответ, пытаясь понять, изменило ли время, что, определенно, иронично, ведь изменения если и есть, то исключительно назад,что-то в Донне или же нет. Лишь взгляд, но это было предсказуемо.

Трэвор хотела держаться достойно столько, сколько могла, не показывать лишних эмоций, всецело отдавшись делу, ради которого и началась цепная цепочка событий, меняющих миры. В первую же очередь — внутренний мир Ипполиты Трэвор. Девушка планировала не снимать маску чинной вежливости, не выдавая себя, не показывая миру, что она лишь беженка, потерявшая всё, имеющая лишь подобие плана и лишь одно эгоистичное желание. Наверное, потому что дочь Чудо-Женщины не должна быть такой. Она должна быть сильной, несгибаемой и храброй, под стать матери. Лита и была такой, Фурия была такой, но в другой жизни, не в этой!..

Хотелось так и сказать, если быть точнее, то выкрикнуть. Хотелось кричать о том, что не ради недоверия она сюда прибыла, что после пережитого она не заслужила. Только все это было бы словами в пустоту, ничего для Донны не значащими, никак не приближающими Литу к дому и лишь отдаляющими от того, чего она смогла достичь. Может, это умопомешательство, но даже здесь, в темнице, она улавливала иллюзорный шлейф родного дома. Темискира — остров, на котором она провела свое детство и далеко не раз возвращалась, чтобы отдохнуть душой и тренировать тело. В свое время Лита облазила каждый доступный ей уголок, пробежалась по каждой тропинке... Свобода — Темискира остров, олицетворяющий её собственную свободу. Даже в темнице Лита чувствовала её, явно сумасшествие...

— Я понимаю, — кивает девушка и молчит. Из доказательств в голову лезут лишь воспоминания: «А помнишь, как я разгромила твою квартиру, когда мама в первый раз оставила меня тебе на попечение?», «Помнишь, как я из лука чуть не попала в тебя?», «Ну уж то, как я увязалась за Титанами ты точно должна помнить!», но... нет. Всё это лишь будущее, которое могло бы наступить, но теперь не наступит никогда — канва старой истории рассыпалась на множество нитей, которым никогда уже не сплестись в прежние узоры. От этой беспомощности становится невероятно тоскливо.

Молчание прерывается неожиданным откровением.

— Я из будущего, в котором случился... конец. У меня ничего не осталось, нечем доказывать, — прозвучало не совсем так, как хотела выразиться Лита, она хотела упомянуть лишь о «Juicyfruit», ключах и паре оставшихся центов, а вышло, если разобраться, гораздо глобальнее, но лишь для неё. Со стороны — ничего выходящего за рамки драматизма, так что пусть будет, да и слово далеко не воробей. Трэвор неопределенно пожала плечами, вздохнула и снова замолчала. Неловко как-то выходит. Пока что лишь бродят вокруг да около, причем из-за самой же Литы.

— Кроме, конечно же, ДНК, но определение.... Слишком долго, а враг... Кто знает, когда он нанесет удар?  — внутри снова что-то распалилось, девушка встала и начала  ходить с места на место, руки нервно подрагивали, а в глазах  заблестели, будто бы при лихорадке. Ипполита торопилась не опоздать, хоть ничто её и не гонит вперед, лишь только что-то там, внутри. Внезапно Трэвор будто осенило, она даже улыбнулась такому гениальному и одновременно простому решению, позволяющему сесть одновременно на два стула: — Но у мамы есть Лассо Истины, которое в миг всё поставит на свои места, но я клянусь, в моих словах нет ни капли лжи.

+1

5

Темница была освещена факелами, кто-то мог бы  сказать что это довольно-таки опасно, но по большей мере подобное никого из амазонок не волновало. Ведь все эти речи могли бы если и вести то только пожарные. Сними у Донны была связанна своя долгая история. Ещё малышкой её спасли из огня, никто не мог понять, как такой крохе удалось выжить, любой бы сказал конечно "в рубахе родилась", но нет, дело было не в том. Потом её спаситель удочерил девочку, они с женой физически не могли иметь детей, но очень хотели, и как раз собирались взять какого-нибудь малыша из соответствующего социального учреждения. А тут будто бы сам Бог послал им подарок, судьба или знак свыше, они могли называть это по разному. Вот только та же самая стерва-судьба сыграла с ними злую шутку, новый отец Трой погиб в огне, пожарник, задохнулся угарным газом, пытаясь спасти пожилую женщину.

Дальше Донна снова попала в детский дом, ибо у приёмной матери не хватало финансовой поддержки, чтобы растить малышку. Затем её похитили и только потом она попала к амазонкам на остров, благодаря Диане. Если бы не её названная сестра, то даже не представляет, что бы с ней сейчас было.

Именно то она рассмотрела в девушке, сейчас стоявшей перед ней, то что  видела в зеркале смотря на себя в который раз и пытаясь понять, что же ней не так. Это чувство отчаяния и страха, ей уже не перепутать ни с чем на свете. Она думала, не имея возможности пока что, но лишь пока, прийти к какому-то единому знаменателю.
Трой не могла всё же так сразу взять и доверится незнакомке, хоть и чувствовала в ней что-то знакомое, что-то к чему её тянуло без оглядки.

- Ты же понимаешь, ну не могу я вызвать просто так Диану, это так не работает, - женщина до этого сидевшая оперевшись локтями о стол и держа на внешних сторонах ладони подбородок, теперь уже откинулась на спинку стула и руками поправила волосы, задержавшись у висков потерев их, уж слишком часто в последнее время у неё были мигрени. Она не боялась эту "девочку", от неё по крайне мере не исходило никакой угрозы. Лишь отчаяние, от того что никто не верит. И Донна хотела быть на её стороне, сама даже не имея ни малейшего понятия почему, но не могла, просто не могла. Это противоречило всем правилам Темискиры, амазонок, а пойти против матери, пусть даже и названной, в свой возрасте, Трой бы не стала. Всё же на острове слово королевы было законом. И если Ипполите нужна информация о девчонке, то Донна должна её получить.

- Давай всё решим мирно и чинно. Мне нужно лишь чтобы ты ответила конкретно на несколько вопросов, всего лишь на несколько, но предельно честно и откровенно. Без всяких увиливаний, только так я смогу понять, доверять тебе или же нет.

+2

6

— Почему не можешь? — поддавшись какому-то детской иррациональной, почти не свойственной ей наивности, вопрошает Лита, в широко распахнутых голубых глазах, в правильных нежных чертах лица, в приоткрытых губах лейтмотивом проскальзывало недоумение, за основу же взята была задумчивость. Амазонка склоняет голову чуть-чуть вбок, будто бы в глупой надежде на то, что стоит ей посмотреть на Трой под другим углом, так сразу девушку настигнет прозрение, так сразу всё встанет на свои места, у Трэвор найдутся нужные слова и они с Донной всенепременно найдут общий язык.

Но нет, сердце не настолько зорко, да и глаза подводят кого-то из них. Лита не видит того, что Донна видит в ней племянницу. Но при этом Ипполита видит то, что в казалось бы привычных, жестах, которые делаются «на автомате» видны минуты головных болей. Девушка поджала губы, в её взгляде отразилось искреннее сочувствие и не менее искреннее беспокойство вкупе с желанием помочь. Хоть чем-то. Хоть немножко. Но всё, что могла сделать Ипполита, лишь спросить, отвлекаясь от темы разговора, мрачной и неприятной, спросить так, будто бы действительно не произошло ничего, будто бы она всё ещё дома, разговаривает с той самой Донной из своего времени. Могла и почти бы сделала, в её голосе на мгновение дрогнула теплота и капелька укора, которые могут быть только при обращении к члену семьи, но Лита вовремя опомнилась, оставляя лишь беспокойство:

— Как ты себя чувствуешь?

Всё же не стоит набиваться в родственники столь яро, не стоит тыкать этим фактом, лишний раз провоцируя и вызывая лишь только больше вопросов, в то время не давая ответов. Не потому что Лита не хотела — ей бы действительно хотелось рассказать всё-всё-всё, не оставляя в себе никаких сомнений, никого не разочаровывая, но... Она не так уж и много знает и сама. Ответы погибли в будущем вместе с волшебницей из Тёмной Лиги. Впрочем, возможно Лита зря хоронит раньше времени Затанну — в рукаве у женщины наверняка осталось парочку тузов, она с лёгкостью может достать кролика из шляпы, совершив невозможное, совершив чудо — восстав из Ада.

Верила ли самой себе Ипполита? Пыталась. Девушка честно ковала себе цепи самоконтроля, которые могли бы удерживать её от необдуманных поступков, не позволяя сердцу взять верх над умом, но раз за разом находились слабые звенья, видимо, либо кузнец из неё не очень, либо рука все же неосторожно дрогнула пару раз, несмотря на всю искусность или же некоторые звенья сознательно были оставлены слабыми. Лита знает, готова побиться об заклад на то, что не сможет при матери изобразить из себя понимающую дочь, которая готова дать время на принятие истины. Нет, Лите определенно нужно будет все здесь и сейчас. Мазохизм чистой воды.

Лита закусила губу — дурная привычка ещё с подросткового возраста, от которой девушка даже не думала избавляться, веря, будто бы ей от этого действительно лучше думается. Предложение Донны было логичным. Правильным. Ей нужна информация, ради этого же они и здесь. Точнее, чисто гипотетически задумывалось так, что именно из-за этого, допроса. И, если честно, у неё не было особых причин таить то немногое, что известно, однако... Лита ведь до этого довольно четко обозначила, что будет говорить только увидев маму, а она была человеком слова. С другой стороны же девушка нашла себе лазейку — если Донна будет ей доверять, то сможет привести Диану, а значит всё-таки своей цели Трэвор сможет добиться. Сомневаясь, Лита качнула головой. Чтобы Донна смогла ей доверять, Ипполита должна доверять ей. И она доверяет, действительно доверяет!... Так почему же не может открыться?

— Хорошо, но... Приведи ко мне принцессу Диану, приведи ко мне маму, соверши чудо, — иронично усмехнувшись, проговорила Лита, вновь устремляя ясный взор на Трой.

Отредактировано Hippolyta Trevor (2017-12-18 20:52:27)

0

7

И почему же она не могла, правда ли не могла? А может быть ей так казалось.
Донна должна была соблюдать правила, установленные амазонками, ведь это то немного, что женщина таки может сделать невзирая на всё остальное, это - то что она должна делать раз за разом, ведь это - единственно верное решение. Вот только почему же ей приходится так сильно напрягаться, чтобы не подавить его в себе. Ведь здесь, на Темискире Донна нашла свой дом, куда может вернуться в любой ситуации, да и после недавних событий, именно в этом месте ей помогли и привели в порядок. Она просто не могла ослушаться пусть названную, но мать.

Или всё же могла, это стало для неё самый тяжёлым решением. С одной стороны была женщина, которая помогла ей стать такой, какая она есть, а с другой незнакомка, которая одним взглядом и настойчивостью покорила её, до глубины души напоминая Диану. Даже не внешне, внутренне. Хотя Трой могла и ошибаться, на то она и человек, пусть даже всего лишь на половину.
Для себя она уже решила всё, вот только оставалось реализовать план, который был даже чересчур нелогичным.

- Я скоро вернусь, - бросила брюнетка и второпях вышла из камеры временного заключения. У неё больше не оставалось выбора, это нужно было сделать прямо сейчас, сию же минуту. В обратном случае она вполне могла бы и не решиться немногим позже. Всё же буйная кровь Принц давала о себе знать, пусть и не так как ей самой хотелось бы.
Стремглав выйдя на улицу полубогиня взмыла ввысь. Впервые за последние полгода она летела, это было немного непривычно, немного кружилась голова и сбивалось дыхание, но не всё так плохо, как казалось со стороны. Это как с навыком катания на велосипеде, если один раз научишься, то уже никогда в жизни не забудешь, сколько бы времени не прошло. Конечно по её меркам сравнение было такое себе.
Совсем скоро она добралась до границы защитного купола, который скрывал остров. Пусть сейчас уже давно не было войн, но лишняя осторожность не бывает излишней в любой период времени.  перелетев сквозь барьер на полной скорости, женщина чуть было не врезалась в самолёт, но благо во время спикировала вниз. Немного набрав снова высоту, она вытащила мобильный и проверила есть ли сигнал, к сожалению для звонка его было не достаточно. Пришлось писать смс сообщение.
Донна долго не могла решиться, чтобы такого написать, чтобы Диана поняла всю неотложность и сложность ситуации и прибыла как можно скорее.

Всего лишь несколько слов и Трой уже стремглав летит обратно. Ещё в воздухе женщина поняла , что мягкой посадки не будет и была целиком и полностью права. Но тут уже ничего не поделаешь, хорошенько отбив пятки героиня спешила возвратиться обратно к временно задержанной пленнице.
- Я выполнила свою часть, теперь твоя очередь. Я должна знать, этот враг, насколько скоро он нападёт и куда сначала? Нам необходимо это знать что подготовиться. Почему тебе нужна именно Диана? Ты понимаешь, что если солгала, то мы с лёгкостью это поймём, используя лассо истины.
Вопрос о состоянии был немного не уместным и Донна решила по крайней мере сейчас не отвечать на него. Это было слишком, из-за физической и моральной травм. Ей нужно хоть немного личного пространства. Просто необходимо, чтобы иметь возможность хоть как-то изредка оставаться наедине с самой собой.

0


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » пусть мама услышит, пусть мама придёт