ваши проводники: Kylo, Diana, Mera

KINGSCROSS

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » А когда, государь, ты умрёшь


А когда, государь, ты умрёшь

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s5.uploads.ru/t/69m5w.jpg
- - - - - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: темница Штормграда, 37 год ;

УЧАСТНИКИ: Ванесса, Андуин ;

О П И С А Н И Е
O S T
Все мы рождаемся обречёнными, как говорят мудрецы. Все мы сосём грудь Смерти. Перед этой молчаливой монархией склоняются все. Повелительница Теней лишь пальцем шевельнёт - и пёрышко, кружа, падает на землю. Нет никакой логики в её песне. Она королева властителей хаоса. Дыхание её студит души. ©

Отредактировано Anduin Wrynn (2019-10-05 09:45:14)

+1

2

Ванесса была в бешенстве. Но злиться можно было лишь на себя в этот раз, и винить можно было лишь себя — редкое явление для нее, когда она попадала в переделку, в цепи и в каменный мешок.

Она зла, что опять попалась - глупо и неосмотрительно, зла, что вообще поддалась чувствам, зла на то, что никогда не сможет объяснить мальчишке, которому корона давит на уши, почему она сделала то, что сделала.
Потому что никто никогда не поверит, в то, что в этот раз она пыталась спасти Андуина, а не убить.
Даже верный адмирал Джеймс Харрингтон.

Она прекрасно понимает, что ее использовали с самого начала. Перенольды, Ремингтоны, Троллебои — всех не перечислишь. Если будет суд... Если вообще над ней будет суд, а ее не запытают до смерти и не придушат в камере, она даже не уверена, что на этом самом суде она назовет имена всех заговорщиков, и не охрипнет при этом.
Связи Некоронованных помогли ей увидеть лишь часть мозаики, но Ванесса ринулась вершить свое правосудие не дожидаясь отмашки Шоу.
Да и Матиас не дал бы ей никакой отмашки - не было у Ванессы доказательств.

История всегда повторяется — как трагедия, как комедия и как фарс. Северная знать, черная магия и алые повязки Ван Клифов - вечный любовник треугольник, в который попадает несчастный Штормград.
Кажется, в этот раз настал черед фарса.

Ванесса даже не знает толком, что заговорщики хотели от короля. Просто подсунуть к нему в постель родовитую девку? Манипулировать им? Получить его трон? Все сразу?
Она не знает точно, чем опаивали его, и опаивали ли его вообще. Люди Шоу, наученные горьким прошлым и историей с Катраной Престор говорили о черных заклятиях. Но это было неважно — как. Важно было, что Андуин менялся.
Его не сломил Легион, смерть отца, он не ожесточился после всех тех покушений, что на него устраивала она сама, но теперь он менялся.
И от этого становилось страшно.

Девицу она прикончила без сожаления. Ванесса было — как и много раз до этого, плевать, насколько та была в курсе того, что натворила. Может она знала, что подносит королю в бокалах яд — по капле, а может была такой же пешкой в чужой игре как сама Ванесса, а до этого — Эдвин ван Клиф. Это не имело значения.
Не имело значения, любил Андуин эту девку или просто спал с ней.
Ванесса никогда никого не умела ревновать, и она даже не позволила себе задуматься — ни на секунду — были ли у нее иные мотивы, кроме как спасти того, о ком давно надо было позабыть.

Слабым утешением было то, что может хоть дядюшка Матиас вынесет ей благодарность. Посмертно.

Отредактировано Vanessa VanCleef (2019-10-05 10:56:28)

+1

3

В казематах Штормграда нынче было пусто - начавшаяся война забрала первыми лучших и продолжала косить ряды армии Альянса, так что любого, кто готов был искупить совершенное преступление верной службой родине, миловали и отправляли на фронт. Остальных же ждала плаха, хотя таких находилось немного, лишь те, что казались безнадежными. Кормить заключенных было несообразно: армия нуждалась в фураже, припасах и медикаментах.

Первое время Андуин молился - молился истово, прося Свет даровать успокоение его мучимой сомнениями и чувством вины душе, направить на верный путь и даровать мудрость для следующего невозможного выбора. Но время шло, люди гибли или дезертировали, иллюзии рушились, а молитвы становились все короче. По ночам Андуина преследовали кошмары, мысли его находились в смятении, усталость - не только физическая, - давила на плечи. Свет в небесно-голубых глазах юного короля постепенно мерк.

И только у нее находились слова утешения, когда Свет молчал. Только она могла принести в его душу хотя бы краткий покой. Арталетта стала его отдушиной, той соломинкой, что держала на плаву утопающего в политике, экономике и новых донесениях с фронта Ринна. Милая, добрая, столь непохожая на своего вечно всем недовольного родича - графа Ремингтона Риджвелла.

Он провел в церкви ночь у ее гроба, но уже не молился, лишь впивался отсутствующим взглядом в бледное, облагороженное гримом лицо, виднеющееся сквозь тонкую завесу шелкового покрова, но видел совсем другое: искаженные мукой любимые черты, сведенные судорогой губы, яркую, словно сок, кровь на своих руках. Он смог исцелить физические раны, но яд проник слишком глубоко, и Андуин мог только наблюдать, как жизнь в муках покидает Летти.

Ощущение полной беспомощности - то, что преследовало его в кошмарах, стало его верной спутницей на яву.

Руки его до побелевших костяшек сжимали резной камень алтарной преграды, а плотно сжатые губы иногда подрагивали, как будто Андуин вел с кем-то внутренний яростный диалог. А под утро, когда звезды только-только начали бледнеть над бухтой Штормграда, он явился в тюрьму. Тяжело ступая, прошел длинными темными коридорами в сопровождении солдата с факелом, мимо пустующих камер - туда, где ждала приговора убийца.

- Оставьте меня, - ровно, слишком спокойно попросил-приказал Андуин сопровождающему, не отводя глаз от прикованной достаточно длинной цепью к стене Ванессы, - я хочу поговорить с преступницей наедине.

- Но, ваше величество, это может быть опасно... - тюремщик колебался, но Ринн никак не отреагировал на его слова, и тому пришлось подчиниться.

- Стойте, - окликнул его молодой человек уже у тяжелой, окованной сталью дубовой двери. - Ключи. Пожалуйста.

Дождавшись, когда связка, тихо звякнув, ляжет в протянутую ладонь, Андуин кивнул, но подошел к решетке камеры, только когда за стражником закрылась дверь. Король устало приник к клепанному металлу лбом, сомкнув руки на холодных прутьях, и довольно долго молчал, не зная, с чего начать, и нужно ли вообще и не будет ли лучшим повернуться и уйти, просто позволив судье и палачу выполнить свой долг.

- Матиас пытается тебя оправдать, - еле слышно прошептал он и горько, с надрывным тихим отчаянием выплюнул. - Даже его тебе удалось заморочить! Откуда в тебе столько лицемерия?!

Отредактировано Anduin Wrynn (2019-10-06 16:49:11)

+1

4

— Здравствуй, мальчик, — Ванесса сказала это спокойно, без злобы. В ее голосе не было торжества или радости от мести.
"Мальчик". Она называла его так девять лет назад, когда еще была выше его почти на голову, и могла гордиться этим сомнительным достижением.

А глаза цепко шарили по его одежде, волосам, рукам шее. Она была далека от того, чтобы хоть что-то понимать в магии. Но усвоила рано — действие любого зелья быстротечно. Хоть приворотного, хоть сводящего с ума. Черт его знает, чем именно опаивала его эта покойная дура — но долго бы все это не продержалось. Значит должно быть что-то еще, что-то, что дало бы заговорщикам уверенность, если даже король отлучится из дворца на сутки, двое, или даже неделю. Перстень на память? Амулет? Вшитая в подкладку ткань? Взгляд выхватил пока лишь светлую цепь со знаком Святого света.

Он хреново выглядел, ее принц, а теперь король. Неужели не спал совсем? И чьи домыслы, кроме Шоу успел послушать?

— Ну как же откуда, твое величество, -  уголок рта Ванессу пополз вверх в ухмылке. - Неужели ты не помнишь, что рождены мы, Ван Клифы с одной лишь целью - извести королевский род и отнять все то, что вам дорого, если уж не удается деньги и власть получить. Вот и я - страдала аж все три месяца с твоей помолвки и мучилась, мыслями изводилась, как же так - делит свою постель его величество с кем-то еще, а не со мной.

Лицо Ван Клиф было непроницаемо, не было на нем ни усмешки, ни слез, даже голос не дрожал. Было не понять, то ли издевается она, то ли всерьез ее несет, словно скверны наглоталась во время своих вылазок на Расколотых Островах.
— Так значит летописцы и запишут. Сгинула Ванесса от безответной любви. Ну или напишут, что от зависти - это уж смотря кто пергамент портить будет .
Пауза и притворно тяжелый вздох. Иногда Ван Клиф просто хотела полюбоваться произведенным эффектом.

— Дурак ты, твое величество. Я тебе рассудок и жизнь спасла. В первый раз взаправду за все время, — а вот теперь она говорила всерьез, даже брови сошлись на переносице. — А что пошла одна и попалась, так к Джораху все равно гонцы бы не успели, а людей из ШРУ, тех, кто точно мог узнать, что за дрянь тут у вас творится, удавили раньше. Что тебе Шоу-то сказал? Может то, что десять его лучших ребят еще неделю назад отправились кормить крабов в канале? И ведь это точно не я их утопила. Я редко топлю тех, с кем делила хлеб. Только вот, что следы ведут к Ремингтонам, я узнала лишь нынче ночью.

Ванессе уже нечего было терять c этими откровениями. Да и сомневалась она, что король ей поверит.

Отредактировано Vanessa VanCleef (2019-10-06 17:11:07)

+1

5

- Она была честным и невинным человеком, в отличие от тебя!

Андуин вспыхнул то ли от гнева, то ли от смущения. Штормградский принц - самый настоящий сказочный принц с золотыми волосами верхом на белом конец, воплощение милосердия и благородства - ни разу не был замечен в склонности к женскому обществу, долго оставаясь в вопросах подобного рода отношений достаточно неискушенным. Так уж сложилось, что все внимание принца поглощали вопросы большой политики и, вот насмешка судьбы, Ванесса была единственной юной особой противоположного пола, с которой у Андуина сложились достаточно крепкие и постоянные отношения. Отстоящие, правда, достаточно далеко от романтических.

И тем не менее... тем не менее Ринн не знал, что внушает ему большее отвращение - низкое паясничество разбойницы, высмеивающей жалкое подобие доверия, что сложилось между ними, или ее вид на грязной, перепрелой соломе. На щеке у девушки расплылся кровоподтек, волосы взлохмачены, одежда местами порвана. Нет, пленников в Штормграде не избивали, по крайней мере так, чтобы это бросалось в глаза, - мнение короля по этому поводу было всем прекрасно известно, но при задержании Ванесса сопротивлялась яростно, так что страже волей-неволей пришлось применить силу. Вряд ли она на самом деле надеялась сбежать, но сдаваться так просто не было в ее характере - Андуину как никому было об этом известно.

- Спасла? - его пальцы судорожно сжались на покрытых слоем факельного чада и легкой ржавчины прутьях, губы, на которых всегда так легко появлялась улыбка, зло изогнулись. - Спасла?! Ты убила ее! - Андуин яростно ударил по решетке сжатыми кулаками раз, второй. - Ты уничтожила ту, кто сохранял мой рассудок! Теперь ты счастлива? Теперь твоя месть свершилась?! Ты так долго ждала подходящего момента!

Он с силой оттолкнулся от решетки темницы, резко разворачиваясь на пятках, но прежде чем король отвернулся, в его глазах можно было уловить пурпурный блик. Он нервно мерил шагами маленький коридор, вцепившись рукой в жесткое золотое шитье воротника своего камзола, кк будто ему стало трудно дышать.

Матиас говорил коротко - о многом, требуя тщательного разбирательства. Лорды многословно вопили о справедливости, но все их слова сводились к требованию немедленно казнить мерзавку, посягнувшую на жизнь и честь аристократки. Генн требовал еще кораблей. Они все говорили, настаивали, требовали... но никого из них на самом деле не волновала судьба убитой. Она оказалась пешкой в их сложных играх. Маленькой. Белой. Пешкой.

Злость кипела в нем вровень с краями великой чаши его терпения. Лишь годы королевского воспитания, жреческого самоконтроля и привычное самокритическое мышление удерживали его от того, чтобы послать всех этих Советников в Бездну. Проклятие Жреца Света - дело редкое и страшное, ведь считается, что нет на свете никого, более склонного к прощению.

Наконец, остановился возле двери в камеру, после небольшой паузы звякнули ключи, скрежетнула бородка, входя в замочную скважину. Дверь провернулась на петлях легко - на них масла не жалели.

- Свет учит помнить хорошее, - Андуин говорил медленно, как будто с трудом выталкивая и себя слова, подходя к прикованной к вбитым в каменную кладку чугунным кольцам пленнице. - Ты не единожды спасала мне жизнь - уже не знаю зачем, но я не забыл. И только поэтому я даю тебе шанс на оправдание.

Он замер в полутора шагах от Ванессы, нависая над ней - высокий, заметно раздавшийся в плечах в последние годы, пристально глядя девушке в глаза.

- Доказательства.

+1

6

- Да где уж мне, - скривилась Ванесса при упоминании "порядочного человека". Она убивала - ядом и сталью, она даже могла улыбаться - намертво впечатанной в лицо улыбкой - и кланяться в пояс палачам. Но одно ее отличало совершенно точно, она не смогла бы признаваться в любви тому, кого постепенно травила.
Хотя, будем честны, она вообще не умела признаваться в любви. Никому и никогда после смерти отца, она не говорила, насколько он дорог. Даже верному Рипснарлу.

Ванесса дернулась, поднимаясь на ноги, тяжелые звенья клацнули о камень.
- Ты жив и двигаешься, я же - в кандалах, и, скорее всего, завтра умру. Тебе и искать доказательства, король, если хочешь пережить следующий заговор. Они еще не закончили с тобой. Неужели ты думаешь, что я прячу улики где-то здесь? - И Ванесса как смогла широко развела руки. Потемневшие лохмотья рубашки чуть разошлись, открывая смуглую кожу - тоже в царапинах и кровоподтеках. - И меня уже обыскивали.

Она ходила по лезвию, и неизвестно чего в ее браваде было больше - злости на то, что Андуин никогда не поверит ей, или разочарования в нем. Он должен был быть умнее. Осмотрительнее. Черт, за все эти годы, его пытались убить раз двадцать, если не больше, и он до сих пор, подумать только, покупался на лебезение знати. Он помнил Катрану - и все равно не верил.

У принца, то есть уже короля, удивительные глаза, меняющие цвет - когда он спокоен и весел, они светло-синие, цвета неба над Штормградом, а когда он злится - темнеют, как море перед грозой. Это она уже успела выучить. Вот только тени на его лице не позволяли ей толком разглядеть их сейчас.
- Начни с алхимиков, - сухо сказала она, - То, что ты пил, варили не в Штормграде - слишком легко проследить. Скорее всего - Темнолесье, и зелье чуть горчит на языке, поэтому тебе его подливали в сухое вино, чтобы ты не заметил разницы. Может быть туда мешали грезолист, и тогда твои сны должны были быть ярче... чем обычно. Неотличимыми от реальности. А еще... мне надо тебя осмотреть. Доказательство, да? Должно быть что-то, что ты носишь при себе. Всегда. Сними это - и увидим.

Ванесса неловко сделала полшага вперед, протянула к нему скованные руки и охнула от неожиданности.
Глаза у Андуина в полумраке казались темными, как зола после пожара.

0


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » А когда, государь, ты умрёшь