фандом недели

лучший эпизод

Лучшие игроки

администраторы

правила фак занятые роли акции устройство мира черный список (NEW!)

KINGSCROSS

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

ИТОГИ НЕДЕЛИ!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » cause we all wanna party when the funeral ends


cause we all wanna party when the funeral ends

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2AjpC.gif  http://funkyimg.com/i/2AjpD.png
http://funkyimg.com/i/2AjpE.png  http://funkyimg.com/i/2AjpG.png
http://funkyimg.com/i/2AjpH.gif  http://funkyimg.com/i/2AjpF.png

- - - - - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: командный шаттл кайло рена, несколько дней спустя после смены власти;

УЧАСТНИКИ: kylo ren & armitage hux ;

О П И С А Н И Е
Я проклинаю ложь без меры
И изворотливость без дна,
С какою в тело, как в пещеру,
У нас душа заключена.

Не то чтобы Армитаж действительно хотел знать правду, но если новому верховному лидеру так не терпится хоть кому-то излить свою душу, то кто, если не главный соперник в борьбе за внимание прежнего господина, подставит свое крепкое, но немного расстроенное поражением плечо?

+1

2

Что трудности, когда мы сами
Себе мешаем и вредим?

          Кайло Рен снова остался один. В очередной раз люди, на которых он был готов положиться, плюнули в протянутую руку и всадили в спину нож, вогнав лезвие так глубоко, словно собираясь оставить сквозную рану и наблюдать, как со свистящим ветром из этой кровавой дыры выходят вся надежда и отчаяние, годами копившиеся внутри. С садистским выражением лица они намеренно травмировали его, вороша прошлые раны, разворачивая еще не успевшие зажить шрамы — все только, чтобы с удовлетворением отметить, что даже Кайло Рену бывает больно. Их словно удивляет, что человек, держащий в страхе всю галактику подобно своему предшественнику, величайшему главнокомандующему канувшей в лету Империи, тоже умеет чувствовать боль. И физическую, и даже — вот так открытие, верно? — душевную. Пусть голос чудовища в маске звучит так бесчеловечно, механически, словно карающая длань Первого Ордена рождена не биологически, а собрана на андроидном конвейере, за черным шлемом и мантией прячется такой же живой человек, как и тот, кто стоит напротив него и всячески проклинает. И вот они называют себя последователями и помощниками великих джедаев, защитного звена всей галактики и все такое, что говорят об этих хороших парнях...

          Только мало кто знает, что так хороши они только в легендах, размазанные своим великодушием по пафосным строкам. Настоящая же картина кажется куда менее героической и красивой, когда приходит осознание, что эти хваленые джедаи сами погрязли в пороках и лжи, даже не пытаясь этого скрыть. Они лгут сами себе, и даже те немногие, нашедшие в себе силы признаться, что многое в их жизнях идет не так, совершенно не стремятся что-то менять. Кайло Рен не понаслышке знает об этом, ведь сам когда-то он носил совсем другое имя и относил себя к последователям светлой стороны. Хотя бы пытался оправдать ожидания собственной семьи, но ровно до тех пор, пока любимый дядя, которому он доверил свою жизнь и будущее, не занес над его головой свой световой меч.

          Кайло никогда не забудет, каким безумным, жутким огнем горели глаза одержимого магистра джедаев. Он смотрел на него так, словно давно ждал момента, когда же юный Бен Соло окажется безоружной и легкой мишенью. И эта неестественная жажда убийства тогда сильно испугала Кайло. Он почти физически ощутил, как сжалась его душа, а тело замерло в страхе перед смертью, которой он явно не заслужил. С тех пор юный Рен часто задавался вопросом, чем он угодил в немилость брату своей матери и своему учителю, но в конечном итоге решил для себя, что никакой особой причины не было — достаточно было всего лишь желания. Кайло затаил вполне справедливую обиду, что зрела в нем отравленным цветком, пустила корни в самую глубь смущенной борьбой души и крепко завладела сознанием. Почти так же крепко, как Первый Орден захватил галактику, проникая в каждый дальний ее уголок. Тогда Рен твердо решил для себя, что светлая сторона совсем не для него, и поставил крест на родной семье, обрекшей его на бесславную и несправедливую гибель.

Но две души живут во мне,
И обе не в ладах друг с другом.

          Но Рей, дитя из мусора с пустынной планеты Джакку, смогла пустить трещину в стойких убеждениях магистра Ордена Рен, заставила его сомневаться и проявлять несвойственную ему слабость. Никто не мог спорить с тем, что до битвы на «Старкиллере» Кайло был тверд в своих стремлениях и убеждениях, и рука его ни разу не дрогнула, опускаясь на головы виновных. Но появилось безродное отродье со своими нравоучениями, проникло ядом сомнений в сердцевину тьмы, посеяло губительную смуту.

          Заставило задуматься, а правильный ли выбор был сделан? Есть ли, что терять? О чем жалеть?

          Почувствовав ее так близко, вдохнув запах соленых слез, веры и надежды, Кайло Рен сделал новый выбор, безжалостно пронзив мечом тирана, что бережно воспитал его и неаккуратно разрушил, непростительно надавив на самую больную и свежую рану. Неожиданно для себя магистр понял, что устал подчиняться человеку, которого не то боялся, не то ненавидел, но уже давно не мог уважать. Ни светлая, ни темная сторона больше не привлекали его — скорее наоборот, вызывали стойкое отвращение. Лжецов и предателей хватало везде, со всех сторон лилась густая и сладкая, как мед, ложь. И где бы взять столько сил, чтобы защищаться и продираться вперед, к истине и столь желанной искренности?

          Надежда заразительна. Глядя Рей прямо в глаза, Кайло отчаянно искал понимания, и заставлял себя думать, что нашел его. Во всяком случае, ему этого так хотелось, что сознание невольно само начало выдавать желаемое за действительное, мешая ему адекватно воспринимать реальность. И слезы сами потекли по обезображенному шрамом лицу, обжигая кожу. «Она не может отвергнуть меня, — думал Кайло, протягивая выросшей мусорщице свою руку, — мы ведь с ней одинаковые. Она же видит это.. Понимает?»

Ты пробудила вновь во мне желанье
Тянуться вдаль мечтою неустанной
В стремленье к высшему существованью.

          Но она не поняла. И этот удар был в сотни раз больнее первого, когда обжигающее лезвие голубого светового меча, когда-то принадлежавшее светлой стороне Энакина Скайуокера, прошлось по его телу, заставив задержать дыхание, чтобы не заорать от боли. Тогда, когда горячая кровь заливала его глаза, а все тело дрожало от холода и слабости, Кайло знал, за что и против кого сражается. Внутри него все еще держался крепкий, нерушимый стержень. Рен превозмогал и боролся до конца, убежденный, что это его настоящий долг. У него был четкий план, отработанный с детства, любезно предоставленный наставником Сноуком и принятый разумом и сердцем.

          Здесь у него не было ничего, кроме надежды, которую только что вероломно отвергли. Подобравшись невообразимо близко, нанесли точный удар прямо в сердце, от которого все внутри предательски сжалось, как в ту ночь, когда родной дядя и наставник стоял, занеся над его головой свой световой меч и смотрел на него безумными глазами, в которых читалось чудовищное желание нести смерть.

Я шлю проклятие надежде,
Переполняющей сердца,
Но более всего и прежде
Кляну терпение глупца.

          Тогда Кайло Рен понял, что отныне и навсегда он, должно быть, совсем одинок. У него нет никого и ничего, во что он мог бы верить и на кого положиться. Оставалось лишь сцепить зубы, мысленно зашить пульсирующие, кровоточащие раны и взять бразды оставленного правления в свои руки. Надо... нет, просто необходимо было бороться — со всеми сразу, уничтожать врагов со всех сторон, что окружали его и не давали возможности отдышаться. Твердое и непоколебимое желание сокрушить и вместе с тем отомстить всем, кто осмелился предать его, потомка великого Дарта Вейдера, заиграло в темной душе новыми неоновыми красками — достаточно яркими, чтобы отбросить новые тени на мрачном лице человека, постоянно находящегося в эмоциональном напряжении и готового буквально взорваться разрушительными эмоциями.

          Как же сильно ему хотелось кого-нибудь разорвать. Так же сильно, как поставить наконец все расы и народы галактики на колени пред собой, явив вселенной свое разрушительное величие. Пора уже положить конец этому бессовестному пренебрежению и смуте, что сеют в душах слабых и глупых существ эти никчемные повстанцы. Они были так похожи на рыб, которые, даже лежа на разделочной доске, продолжают прыгать и сопротивляться, не зная, куда они упадут, соскользнув со стола — на грязный пол, в кипящую воду или родное болото. Жалкое и противное единовременно зрелище, вызывающее исключительно раздражение.

Живейшие и лучшие мечты
В нас гибнут средь житейской суеты.
В лучах воображаемого блеска
Мы часто мыслью воспаряем вширь
И падаем от тяжести привеска,
От груза наших добровольных гирь.

          Крашеная черная кожа перчаток натянуто заскрипела, когда Кайло Рен сжал пальцы в кулак и ударил барахлящий экран. Столько времени прошло, а проклятый «Сокол Тысячелетия» словно испарился. Растворился, черт возьми, среди миллиардов одинаковых звезд и никчемных планет. Дразнил его, Кайло Рена, позорным бессилием, заставлял беситься и изводить самого себя. Как змея, пожирающая от голода собственный хвост, новый Верховный Лидер разрушал собственный корабль, раздражаясь малейшим неполадкам. Бешено мечущийся взгляд обратился на стоящего рядом генерала, стоящего, как и всегда, с таким выражением лица, будто он сейчас вдавится сам в себя от напряжения.

          — Почему вы все еще занимаете ту должность, если ничего не делаете? — шипит Кайло Рен, угрожающе надвигаясь на Армитажа с явным намерением либо придушить его, либо дать ему по лицу, чтобы сделать его немного попроще. Он сам не понимал, почему этот рыжий человек с завышенной самооценкой и лишним килограммом амбиций раздражает его так сильно, но на данный момент Хакс был его единственной опорой, которой нужно было как-то довериться. К сожалению, Кайло не имел ни малейшего понятия, как ему теперь это сделать, а полный ненависти взгляд, который он ловил каждый раз, когда нарывался на спор с генералом, только отдалял его от разгадки этой непростой тайны. И это только подкармливало огонь взаимной вражды, переплетающейся стеблями недоверия и обоюдных упреков.

          Стоило признать, что Кайло Рену просто нравилось изводить человека, который больше всего хотел бы никому не подчиняться. Они оба натерпелись от высокомерного Сноука, склонного к публичным унижениям и открытому стравливанию своих адептов, но общее недовольство совсем не объединяло их. Скорее наоборот, они становились все дальше друг от друга: израненный и недоверчивый Кайло стремился отыграть собственные обиды и уязвленные амбиции на ближайшем сопернике, только взращивая себе врага. И за справедливо растущую ненависть Рен его же и ненавидел в ответ, не уставая тыкать генерала Хакса носом во все промахи и бесконечно напоминать, что теперь он имеет над ним безграничную власть до тех пор, пока тот не решится поступить с ним так же, как Кайло поступил с прежним Верховным Лидером, осточертевшим им обоим. Только вот он не собирался расслабляться ни на секунду, как это сделал Сноук и о чем успел пожалеть, почувствовав, как обжигающий клинок светового меча пронзил его насквозь.

          — Не хотите признать, что вы уже просто не справляетесь? — издевательски добавляет Кайло, рискнув поиграть на самолюбии генерала и понаблюдать, как в гневе багровеет его бледное лицо, почти сливаясь по цвету с рыжими волосами. Как никогда, ему хотелось хоть кого-нибудь ранить, чтобы заставить этого человека ощутить боль в унисон той, что до сих пор царапала его изнутри, бороздя незаживающие раны. Это паршивое состояние не хотело никуда уходить, рождая необходимость хоть с кем-то его разделить.

          В конце концов, не только же ему, Кайло Рену, вечно превозмогать страдания и сражаться, сцепив зубы. Тем более, что к поражению пришел не он один: рыжий бесполезный генерал все это время стоял рядом. И допустил потерю двух кораблей, после того, как бездарно проморгал «Старкиллер». Нельзя было дать ему наслаждаться жизнью после всего, что он натворил. Это было бы уже нечестно даже по отношению к самому себе, а Кайло решил, что довольно с него чудовищной несправедливости, и решение это было таким же твердым, как и то, что он принял, глядя на стоящую на коленях Рей, впавшую Сноуку в немилость.

+2

3

Страхи, тревоги и эмоции стали чудовищной удавкой на шее генерала. С каждой минутой, она всё сильнее затягивалась на его шее. Волнение переполняло Армитажа. Дела складывались хуже некуда. С каждым днём напряжение лишь возрастало, а положение ухудшалось. Главная операционная база «Старкиллер» взорвана. Несколько звёздных крейсеров уничтожены, ни говоря уже об остальной технике. Власть перешла к Кайлу Рену. Тому, с кем у генерала постоянно были конфликты. Едва ли новый Верховный лидер, будет сдерживать себя, что бы ткнуть пальцем, даже на самые незначительные промахи в работе Хакса, его технике, или же в его людях. Звёздный разрушитель «Финализатор», теперь принадлежит Рену.  Убеждения пошатнулись. А надежда камнем рухнула в бездну. Куда ни посмотришь, кругом одни потери.

Армитаж проиграл в гонке за первенство, со смерти Сноука. Его бой проигран, что ж, хотя бы не им самим. И что же теперь? Исправить невозможно ничего. Мир генерала разбит, остались лишь осколки. Пусть, кажется, что ничего не поменялось, со смены лидера. Он всё ещё занимает должность генерала. Возможно это не совсем  так. Возможно Хакс что-то вроде «свободного пленника». За генералом Кайло будет пристально наблюдать, и в случае подозрительного жеста предпримет меры.  Это так соблазнительно… предать Рена, и уйти на сторону сопротивления. С его та знаниями, генералу будет несложно получить амнистию. Однако, как соблазнительно это не выглядело бы, Армитаж никогда не предаст свои убеждения и не  перейдёт на сторону врага. Продеться «сложить оружие», до поры до времени и посмотреть в будущее по-новому. Может всё не так плохо?

Генерал до боли сжал ладонь. Успокоить себя не так уж легко, как казалось на первый взгляд. Сама мысль о том, что он теперь обязан, клянется и отчитываться перед Кайло, заставляло кровь вскипать.  Видел бы отец его сейчас, как он кланяется выскочки с Силой, лишил бы его не просто генеральского звания, но и, черт возьми, фамилии. Армитажа бросило, стоило ему представить перед собой бешеный взгляд отца и едкие его слова. Это чувство, что вот-вот превратят в лепёшку, за то, что он не так стоит, не так думает.  Нет… определенно не так, нужно успокаивать нервы. Нужно дышать глубже.

– Дыши, Хакс, дыши. Это ещё не конец. В конце концов. Кайло с самого начала мне понравился. Сильный, сообразительный, смелый. С таким человеком рядом стоять, не охота. Всегда будет присутствовать страх, что этот человек затмит тебя. Что, практически всего и происходило. К сожалению, я не чувствителен к Силе. Потому, что бы обойти Рена, мне нужно было проявлять смекалку. Стратег из меня лучше, чем из Кайло, и за счет этого, я его понемногу вытиснял. Вытиснял, но не вытиснил. Не могу выкинуть из головы то, что он отчитывал меня перед всем экипажем, да ещё в такой унизительной форме. С Кайло, он поступил намного мягче. Не знаю, погрозился ли он просто пальчиком, или как-то наказал его… Но, в том и смысл, что я этого не знаю, как и все мои подчиненные. Надо признаться, что Рен, у него был любимчиком. Как бы я не пытался выйти из его тени, я всё равно оказывался в ней. Впрочем, я благодарен ему. С его появления, у меня появился достойный противник в гонки за власть. Если бы не он, наверно, я бы в работу вкладывал куда меньше усилий, чем с ним.

- Почему вы все еще занимаете ту должность, если ничего не делаете? –  Кайло неожиданно разбил тишину. Хакса словно электричеством пронзило. Он только нашел успокоение внутри себя, как его снова подтолкнули к стрессу. Что же, не ничего удивительного. Всегда так, стоит успокоиться. Как обязательно что-то случиться, что выбьет тебя из колеи.

Верховный лидер надвигался Армитаж знал, что сулит эта походка. У офицера, было слишком много нетерпеливых учителей, которые любили наглядно показывать, что не довольны его успехами, по тем или иным причинам. Генерал замер, словно мышь в кошачьих лапах, хотя и пытался выглядеть спокойным. С трудом он переводит дыхание.

— Не хотите признать, что вы уже просто не справляетесь? – Кайло был подобно вампиру отведавший редкую группу крови, которую так полюбил. Хакс всматривался в маску Рена, где должны были быть глаза рыцаря, но их не было видно, хотя было всё в их власти. Сердце на мгновение замерло.

– Не вы меня назначили генералом, не вам меня разжаловать. – Армитаж продолжал дерзить, как и прежде, хотя знал, что играет с хаотичным племенем. – Это моя армия, Рен… - Тяжело выдохнул Хакс. – Более того, вы без меня не справитесь, даже если вы меня считаете некомпетентным. Я знаю все коды, всех союзников, послов, лидеров. Я разбираюсь в технике. Вы превосходный пилот, в вас скрыт огромный потенциал, но функции у  нас с вами разные. Вы считаете, что я облажался? Что же, пожалуй, вы правы, но где же ваши чёртовы рыцари, Рен? Почему они не сражаются вместе с нами?

+2

4

«Откуда скорбь твоя? Зачем ее волна
Взбегает по скале, чернеющей отвесно?»

          Слова Армитажа еще сильнее распалили тот никогда не тлеющий костер ярости в груди Рена, что питал его энергией и решимостью бежать по чужим костям к своей цели. И если там, внизу, под подошвой сапог окажется чья-то рыжая голова, он этого даже не заметит. На пути к своему триумфу для Кайло Рена не существовало ни преград, ни союзников, ни врагов — все вокруг резко становилось ненужным фоном, обыкновенным космическим мусором, от которого было совершенно не жалко избавиться, чтобы освободить место для новых полезных вещей. Человеческих ресурсов в том числе.

           — Не вы меня назначили генералом, не вам меня разжаловать, — дерзко бросил Хакс, отчего желание ударить его только стремительно возросло практически в геометрической прогрессии. Однако магистр старался сдерживать свои эмоции, потому что постоянно бить своего генерала тоже не следовало. Тем более, Рен и без этого физически ощущал страх Армитажа, что ядовитой змей окольцевал часто бьющееся человеческое сердце. И такая реакция очень нравилась Кайло. Он любил пожинать чужой ужас, подобно самым мерзким космическим тварям, что питаются страхом: ему самому казалось, что от этого он становится только сильнее и увереннее.

          — А вы так уповаете на свою мнимую неуязвимость, генерал? — с вызовом отвечает Рен, и его механизированный голос, доносящийся из динамика маски, добавляет в острый вопрос еще больше угрозы. И хоть Кайло даже не думает тянуться к своему световому мечу, рука автоматически погладила металлическую рукоять, словно его тело само жаждало расправы, игнорируя волю разума. А так, головой магистр, разумеется, понимал, что фактически безоружному генералу не одержать победы над Реном, даже если он будет противостоять ему голыми руками: не знал Армитаж ни единого способа победить того, кто так чувствителен к Силе, что даже бывший верховный лидер Сноук не уставал восхищаться его могуществом и потенциалом.

«Тоской, доступной всем, загадкой, всем известной,
Исполнена душа, где жатва свершена»

          Кайло Рен правда думал, что Хакс не был человеком большого ума, но он чертовски хотел жить и держался за свое место всеми руками, ногами и даже зубами, вереща, что покинет свой пост только ногами вперед. Конечно, можно было бы ему это устроить, но верховный лидер понимал, что другого такого человека, что с таким же упорством бился бы в одну неразрушимую стену и лез из кожи вон, чтобы что-то кому-то доказать... найти намного сложнее, чем держать под контролем свое желание от него избавиться.

           — Знаете, генерал... Для меня не составит особого труда залезть в ваше сознание и узнать все, что мне нужно, чтобы управлять вашей армией, — Рен усмехнулся, но динамик маски выдал лишь ужасный, раздражающий слух звук помехи, — тем более, вы только что сами сказали, что мне нужно искать.

           Кайло подошел еще ближе, практически вплотную к Хаксу. Его забавляло наблюдать за тем, как генерал всегда задирает голову, чтобы поговорить с ним. И Рен знал, что его это тоже раздражает. Однажды, еще давно, когда они только начинали свою карьеру и обучение у Сноука, Кайло предложил Армитажу носить сапоги на платформе и долго смеялся с того, как багровеет от гнева и обиды его рыжий конкурент. Примерно так же он выглядел совсем недавно, когда Кайло Рен объявил, что станет новым верховным лидером и обязал Хакса ему подчиняться. Тогда генерал выглядел так, словно готов разрыдаться от обиды, и магистру ужасно хотелось снова повторить этот момент.

          — Вы лучше за своими кораблями бы так следили, как за моим орденом. Эти рыцари подчиняются моим приказам и находятся там, где я велел им оставаться. Их задание не касается вас никоим образом. Ваша армия рассчитана на то, чтобы противостоять Сопротивлению. Заметьте, даже не мной, а Сноуком, на которого вы так молитесь. Вы не оправдали его ожиданий, а сейчас собираетесь разочаровать и меня? — жестко произносит Кайло, резко взмахнув рукой. Ему хотелось бы увидеть, как Хакс, помнящий приносящую боль длань своего хозяина, испуганно отшатнется, чтобы он, его верховный лидер, мог бы посмеяться над его трусостью. Ведь генерал и был трусливым... Ужасно глупым и трусливым. И этим он раздражал Кайло. Как и всякий тиран, Рен не переставал провоцировать свою жертву, сам толком не зная, чего он хочет — безоговорочного подчинения, которое и так имеет, или немного бунтарства, дерзости и сопротивления? Страх Хакса питал уверенность Рена с тем же успехом, как и его раздражение.

«Сдержи свой смех, равно всем милый и понятный,
Как правда горькая, что жизнь — лишь бездна зла»

         Кайло Рен совершенно не уважал своего генерала. Он не мог найти ни одного повода для этого, совершенно ни одного. В последнее время для его соперника словно наступила одна сплошная черная полоса, и он принимал поражения одно за другим, нес чудовищные потери и бесконечно получал по лицу от руководства. И теперь этой карающей силой стал он, Рен, и был готов пользоваться своими полномочиями в полном объеме, не жалея этого вечно недовольного бледного лица. Была бы его воля, он бы избил его до неузнаваемости, чтобы он перестал раздражать его самим своим присутствием, отвратительнейшим фактом, что он дышит тем же воздухом, что и верховный лидер, незаслуженно потребляя кислород и занимая свое место. Ни навскидку, ни задумавшись, Кайло не смог бы назвать ни единой причины, чем же Армитаж заслужил его немилость помимо последних промахов. Он его просто раздражал по факту своего существования, в своей ненавистной молчаливой покорности, в полном злобы и обиды взгляде, в излишней самоуверенности и глупости. «Трусливое глупое трепло, — раз за разом мысленно повторял Рен, — просто самодовольное ничтожество».

          — Потрудитесь объяснить, генерал, почему ваша многочисленная и обученная армия не смогла одолеть жалкую сотню повстанцев, едва научившихся управляться с оружием и истребителями? Может быть, Первому Ордену больше не нужны ни вы, ни ваши бесполезные штурмовики, если со всем могут справиться мои рыцари? — Кайло сделал небольшую паузу, дав Хаксу осознать, на что он намекает, и продолжил давить на него вопросами, которые однозначно должны были заставить его занервничать:

         — Почему вы допустили полное уничтожение дредноута? Каким образом вы пустили бойцов сопротивления на «Старкиллер»? Вас история ничему не учит, генерал, или вы просто не видите ничего дальше своего носа? Так не задирайте его так высоко, чтобы не закрывал обзор, иначе мне придется его отрезать.

+2

5

The end of the century
I said my goodbyes
For what it's worth
I always aimed to please
But I nearly died

https://78.media.tumblr.com/77b6d6db295b41a951887bd5a2a2a881/tumblr_inline_ooamw3hnxH1u2s4s8_540.gif


Магистр начал говорить, о том, что незаменимых нет. Что же. В этом Кайло почти прав. Нельзя так просто и моментально сменить командование. Потребуется время. Много времени, и генерал это прекрасно понимал. Однако, после слов Рена, офицер всё же побледнел, и задумался, насколько нынешний Верховный лидер может быть безумен. Насколько  сильно Кайло хотел бы убрать своего бывшего соперника, во имя собственного эго. Ведь, за всё время их знакомства, ученики Сноука друг другу любили съязвить и напакостить. А уж, как искренни они радовались каким-то провалам друг-друга, что сейчас едва ли можно представить их союзниками. Наверно рыцарю в самом деле принесло бы огромное удовольствие избавиться от соперника раз и навсегда, заодно отомстив ему за все обиды.

— Знаете, генерал... Для меня не составит особого труда залезть в ваше сознание и узнать все, что мне нужно, чтобы управлять вашей армией, тем более, вы только что сами сказали, что мне нужно искать. — Как же Хакс ненавидел, когда Сноук лез к нему в голову. При всё уважении и честности к верховному лидеру… но это личное пространство. То, куда не следует лезть никому. Однако, к сожалению с этим проходилось, и похоже ещё придется мириться.

— Сказал. —  Утвердительно кивнул Хакс, словно одних слов было недостаточно. – Могу и список составить, если «Верховый лидер» желает. — Вновь огрызнулся Армитаж, внимательно наблюдая за своим собеседником, который подошел вплотную. Был бы Хакс зверям, он бы обязательно оскалился. Офицер любил, когда люди соблюдают дистанцию, предпочитая видеть картину в целом, а не какие-то жалкие огрызки от нее. К тому же, когда кто-либо стоял слишком близко, он невольно напоминал генералу о его низком росте. И это офицера очень сильно задевало на самом деле. Он ощущал себя слабым, миниатюрным и одиноким, в эти моменты. Он невольно вспоминал своего отца, который был куда выше и сильнее его. Отца, который любил причинять своему сыну боль, как моральную, так и физическую. Отца, которого Армитаж так боялся, любил и ненавидел.

— Однако учтите несколько деталей, Рен. — Хотя генерал ощущал себя уязвимым, офицер не собирался проигрывать в этой словесной перепалке. Разговор с Кайло всегда напоминал шахматную партию с опытным противником. Один неверный ход и тебе объявят «шах» и «мат». Нельзя показывать свои слабые стороны, нельзя перебарщивать с «выпадами».  Если «перегнуть палку», то последствия придётся разгребать незамедлительно. Кайло очень эмоционален, предсказать его действия практически невозможно. Это зависит лишь от того, насколько его заденут твои слова. Так, что лучше не испытывать судьбу, и не подвергать окружающих и окружающую технику риску ликвидации. К ому же, едва ли подобный разговор приведет к чему-то, помимо разрушения и хаоса. — Для начала, я не сдамся без боя. Я не позволю просто так рыться в моей голове, в моих воспоминаниях и мыслях. Во вторых, сможете ли вы найти человека, который справиться со всем вместо меня? Да, или сможете вы сами со всем справляться? В третьих, вы должны понимать, что будут последствия. Убьёте меня? Это поселит смуту среди армии. Подстроите несчастный случай, поселите смуту. Отправите в отставку, и всю жизнь будите трястись, что я примкну к сопротивлению. Запрячете меня на какой-то уединенной планете и сделаете меня своей монашкой? Что же… думаю, что я найду выход и из этой ситуации. — Хакс точно знал, что знал, что Кайло сейчас его не убьёт. Но, к сожалению, ключевое слово тут «сейчас». Кто знает, может магистр подбирает мысленно кандидатуру на будущее вакантное место. Но кого? Кого-то из своих рыцарей? Нет, вряд ли. У них другие функции. Едва ли это кто-то из Первого Орлина, значит кто-то из выродков-контрабандистов? Нет, едва ли он так сильно пал… Генерал напрягся. — Я что-то упускаю… но, что?

For what it's worth. Come on lay with me
'Cause I'm on fire. For what it's worth
I tear the sun in three. To light up your eyes.

— Сноуком, на которого вы так молитесь. Вы не оправдали его ожиданий, а сейчас собираетесь разочаровать и меня? — Монолог Кайло был пустым, потому, что Армитаж даже не соизволил слушать магистра, до тех пор, пока Рен не упомянул Сноука.
Офицер и сам не знал, почему упоминания бывшего Верховного лидера его так задел. Он лишь почувствовал дрожь по всему телу, и нехватку воздуха в лёгких. Под ногами, словно разверзлась бездна. Верховный лидер замахнулся, что бы, очевидно, ударить его, и Хакс затаил дыхание.

Множество раз Армитаж терпел побои. Чаще всего от собственного отца, который словно питался болью своего сына. И Брендол не перестал бы истязать своего сына, если бы однажды его самого за это не избили до полусмерти. Так, что за долгие годы, Хакс научился, как с достоинством терпеть собственное избиение.
Нужно смотреть чуть выше переносицы своего противника. Так сказать, сосредоточиться на одной точке. Противник будет думать, что вы смотрите ему в глаза, и когда он вас ударит, ваш взгляд не дрогнет. Вы будите выглядеть бесстрашным. Однако, не забудьте напрячь все свои мышцы, что бы не было так больно. Этот «фокус» срабатывал на всех, перед кем Хаксу приходилось отчитываться. На всех, кроме Сноука. Некогда Верховный лидер вламывался в разум генерала, как к себе домой. Естественно, обмануть его таким же способом было невозможно. Так, что приходилось давить себе страз всеми силами.

Рен продолжал отчитывать, перечисляя всё промахи и недочёты. А Хакс так и смотрел молча на своего верховного лидера, смотря в одну точку ожидая удара. Дрожь офицер никак не мог унять, а волнение и тревога лишь разрасталась в геометрической прогрессии. Пусть, он м не отводил взгляда, но похоже он проиграл эту «партию». Теперь главное не позволить нацепить на себя удавку-поводок, отдавая себя во власть выскочки. Нужно вновь начертить границы.

— Всё началось с вашего поражения, Рен. Вы не справились с мусорщицей.  — Армитаж старался не терять самообладания. В горле предательски все пересохло. — Впрочем, вы правы. — Неожиданно, даже для самого себя, согласился генерал. — Совершенно множество грубейших ошибок. Их не исправить уже. База «Старуиллер» потеряна, вместе с другой боевой техникой. И мы уже начали проигрывать войну. Но нам нужно собрать все силы и двигаться вперед, а не жить прошлыми ошибками. Нам нужно разрешить несколько проблем. И наиважнейшей, я считаю наши взаимоотношения. Если до смерти Сноука, нам изредка приходилось взаимодействовать, то сейчас всё иначе. Нравиться нам это, или нет, но сейчас мы нужны друг другу.

Отредактировано Armitage Hux (2017-12-24 18:27:01)

+1


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » cause we all wanna party when the funeral ends