Что объединяет каждый фандом, каждый мир, вне зависимости от того, где он находится? В мире может не быть человеческой расы, может не быть домов, слов и много чего другого. Но всегда будут д о р о г и, пути, по которому следуют герои в исполнение своего сюжета. Или ему наперекор. Мы не будем говорить, что мы ваш дом, ведь дом — это конечная точка пути, где можно осесть и покрыться мхом. Нет, мы хотим стать вашей дорогой, по которой вы пойдете навстречу приключениям, опасности и своей судьбе. Сейчас вы находитесь на вокзале, откуда отправляются поезда в самые разные уголки вселенной. Куда направитесь вы? Приобретите билет — мы не принимаем деньги, здесь совсем иная валюта — и в путь!
Kylo Diana Lorna Iris Daphne
Добро пожаловать на kingscross, 18+
правила фак занятые роли акции устройство мира чёрный список

KINGSCROSS

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » на пике архидамовой войны;


на пике архидамовой войны;

Сообщений 31 страница 34 из 34

31

Фобос в удивлении вскидывает брови, смотрит на брата долго, ищет ответ в его глаза и скупых жестах с мимикой на такое поведение. В любой другой случай он бы сам вышел на след этих чертовок, лишь бы отплатить. Но сейчас. Сейчас понятно. Фобос улыбается уголками губ и кивает.
- Хорошо, - соглашается с братом и отступает. Хотя Энио вертится где-то рядом – чувствуется её несдержанность. – Как скажешь.

Ужас должен идти в авангарде – тактика стара, как сам необъятный мир. Фобос это понимает и принимает, но ему не хотелось бы быть ещё разделённым с братом этой войной. Он обещает себе, что будет больше концентрироваться на его ощущениях, чтобы можно было быстро обнаружить близнеца и рвануть к нему на всех парах в случае чего. За Архидамом он тоже будет следить, как и обещал. Вот уже сейчас он видит, как его слуги подводят мощного коня и подают оружие. Недолго он будет находиться в седле, он должен быть в самом центре сражения. Стрелы и клинки его не тронут, острие копья броню не прошибет.
Фобос подходит к брату ближе и вновь кивает, хочется обнять, как тогда, при первой встрече. Это было вчера, но, кажется, прошло уже достаточно времени, чтобы начать бояться заново. Однако он не прикасается к Деймосу, молчаливо принимает его решение ехать в авангарде, и берёт за узду своего коня, отводит в сторону.

- Я буду рядом, братишка, - он усмехается напоследок и запрыгивает на копытное. Отказывается от предложенного смертным шлема и клинка. Страх должен быть позади всех. Он должен подгонять бойцов этой невидимой, но вполне ощутимой волной. Он – это то, почему спартанцы не отступят назад, в противном случае страх сожрет их сердца и не пожалеет никого.

Он последний раз смотрит на Архидама, прослеживает за его путём, он занимает место сразу после авангарда. А сам Страх отправляется в конец пехоты, ближе к лучникам. Тут он видит Эриду с её извечной ухмылкой. Она простреливает каждого смертного своим леденящим душу взглядом, из-за чего их хрупкие сердца начинают гореть только ярче. Дайте ей волю, и она отправится прямиком к врагам, чтобы там всё с ног на голову перевернуть. Так, по сути, и будет, как только начнется бой. А вот и Энио, улыбчивая и какая-то равнодушная к происходящему, но это до первого скрещенного оружия, свиста стрел и воя боли и смерти. Тогда-то она и покажет свою истинную натуру. Она занимает позицию за царём по прямой. Фобос чувствует пульсирующую силу в главе их войска. Голову змеи, которую никто не сможет срубить, не потеряв при этом свои конечности заодно.

Спустя несколько минут, войско двинулось вперед.

На это было бы страшно смотреть, будь Фобос смертным. Слава Аиду это не так и он вполне себе божественно создание. Песок быстро впитывал кровь, оставляя бледные разводы на поверхности. Страх втягивал этот запах металла и пыли, которым забивались все рецепторы и из-за которого тряслись порядком руки.
Стены города были пробиты в нескольких местах. Осада – не в этом хороши спартанцы, но и тут они показали себя с лучшей стороны. Фобос не ожидал, что всё будет заканчиваться именно так – в чистую пользу любимцев Ареса. А, может быть, именно потому, что это любимцы Ареса, так всё и заканчивается. Фобос бесформенной тучей перелетел через целый кусок стены, опускаясь сразу же строй вражеских лучников. Черный дым оплел их с ног до пояса, сжал до хруста и стал выпивать все жизненные силы, вгрызаясь напоследок, в сами сердца, поражая и подчиняя. Спустя секунды смертные повалились бесформенными куклами на гальку и песок, а Фобос материализовался из черной концентрации своей энергии и отряхнулся, осмотрелся.
Спартанцы  уже принялись зачищать город, Фобос чувствовал в центре человеческий страх – женщины, старики и дети. Жалеть никого не будут. Слуги Афины бились до последнего, это почти похвально. Стоит поблагодарить их хотя бы за то, что бились, а не бежали в страхе, куда глаза глядят. Эта совоокая их натаскала, знает, на чем основывается жестокая война Ареса. Но это им не помогло. Все ложатся один за другим под вражескими мечами.
Какой визг снова будет на Олимпе. Жаль, что Фобос их не сможет послушать прямо там, ага. После Платеи они с Деймосом будут заняты. А когда они не будут заняты друг другом, Фобос будет занят и увлечен Архидамом. У него всё ещё впереди. Однако эфемерное присутствие рядом с ним Танатоса... напрягает, но это нормально. Так с любым царем и великим полководцем на войне.
Фобос следит издалека, как Архидам проходится меж тел павших противников, осматривается, будто бы в поисках чего-то важного. И места не находит. Шлема уже не было. Яркий плащ клубится и почти лижет ноги и руки смертного, снабжает энергией устрашения. Свои войска обходят царя, держат дистанцию, сам не понимают, почему, все на инстинктах. Замечательно.
Пока каждый горожанин не будет убит или отправлен в плен, и пока город не превратиться в горстку пепла... Архидам не успокоится. А затем его ярость и желания станут лишь больше. Куда он пойдёт с этим? Конечно же к Фобосу. А бог будет его ждать в любом случае.

+1

32

Деймос улыбнулся брату и надвинул обратно на лицо шлем.
- Знаю.
Конь Ужаса иссиня-черный, тонконогий, с какими-то странно изломанными острыми линиями крупа, выгнутой шеи и хищной морды, будто его лепил кто-то, весьма смутно помнящий, как выглядит конь, но много и часто наблюдавший за скорпионами. Арес недоволен, что Деймос ездит на нем, поскольку эта тварь мало того, что весьма небрежно прикидывается лошадью и пугает смертных своим экзотическим видом, так еще и норовит кому-нибудь что-нибудь откусить. Однако, сделать ничего бог войны не может, обычные и всяческие околобожественные кони под Деймосом мрут. Вторые не сразу, но менять Ужас в какой-то момент устал и вытащил себе из какого-то болота Аида это нечто, что теперь выдает за лошадь. Нечто, в целом, не против, радостно мусолит ухо хозяина, слегка закусывая острыми, как иголки зубами, прядет хвостом и вообще делает вид, что он самая очаровательная коняга в округе. Главное пальцы не совать, отхватит и не заметит.
- Тихо, тихо...
Деймос потрепал коня по холке, запрыгивая в седло. Стоящие рядом слегка шарахнулись, когда коняга без каких-то видимых неудобств вывернула шею назад, чтобы довольно фыркнуть в лицо Ужасу.
- Ну! - Деймос укоризненно дернул за повод, заставляя коня повернуть голову ровно.

Войско двинулось вперед сплошным строем. Вокруг Деймоса образовалось привычное пространство , хоть он и шел в авангарде. Следовать за Ужасом смертные не особо то горят желанием, но это пока. Потом они увидят его отражение в глазах врагов и их уже будет не остановить.

Было весело. Деймос черным всполохом кружил по полю боя, не пытаясь следовать какой-то тактике или куда-то прорываться. Срал он на тактику. Не сегодня. Сегодня он хочет крови. Много.
Он мог бы пить ужас людей даже не воплощаясь, просто мимоходом заглядывая в души, но - эй! - он пришел развлекаться.
- Не задевай своих.
Сам Арес нашел время высказать сыну свое недовольство. Ну надо же. Деймос оскалился в улыбке - шлем он снял, чтобы не мешал обзору и теперь лицо и волосы покрыты подсыхающей коркой крови, склеивший пряди, зато не дающей падать на глаза - и с невинным видом облизнул палец, будто по локоть алая рука с одним облизнутым пальцем считается чистой.
- Твоих. Моих тут нет.
Ужас с хохотом унесся прочь от недовольно рыкнувшего отца. Тот ничего уже не сделает, а если попытается, рискует сам попасть под горячую руку. Арес не дурак, он знает, что, когда Деймос посреди поля боя выворачивает людей наизнанку подручными средствами, меньше всего он смотрит, свои это или чужие. У своих чуть больше шансов удрать, они изначально знают, с кем идут в бой.
- Ты сегодня просто красавец!
Энио - короткая же память у девиц - повисла на плече Деймоса, смеясь провела пальцем по его окровавленной щеке. Ужас лениво клацнул зубами, больше для проформы.
- Ты выполняешь сделку.
- Выполни и ты свою часть.
Энио хитро улыбнулась, хватая Деймоса за руку.
- Идем. Идем!

- Что скажешь?
- А что я должен сказать?
Деймос склонил голову набок, разглядывая Архидама, какого-то растерянного, будто вспомнил посреди поля боя о чем-то важном, чего не сделал.
- Я действую почти вслепую, - Энио устроила руки на плечах Деймоса, стоя позади него и, встав на цыпочки, дотянулась до уха, - Плащ твоего брата мне слегка мешает. Но тебе он мешать не должен...
Ужас медленно выпрямил шею, не мигая глядя на Архидама.
- Он...
- Фанатик. В полушаге от безумия. И я отдаю его тебе.
Деймос хищно оскалился, с места и без разбега кидаясь вперед и почти сразу растворяясь черным дымом. Ужас стремительно пронесся вперед, лавируя между воинами и на всей скорости врезался в Архидама. На секунду тот задохнулся, хватаясь за горло, давясь залившей гортань чернотой, пытаясь проморгаться на миг ослепшими глазами. Было бы страшно, если бы он умел бояться. Страх защищает разум от разрушения. Когда тебе не страшно, ты беззащитен.
Деймос снова собрал себя из черного дыма поодаль, перехватил удивленный взгляд Архидама и улыбнулся.
Почему ты перестал убивать, славный Архидам? Кто сказал тебе перестать?!
Смертный двинулся вперед, на ходу вынимая меч.
Приятно, что Деймос теперь не единственный тут, кому нет разницы между своими и чужими...

+1

33

Фобос шагает вдоль разрушающейся стены, не боясь, что какая-нибудь глыба может прилететь на него сверху. Как прилетит, так и пролетит сквозь бестелесного бога и рухнет на землю. Не суть. Фобос высматривает покойников, которых было больше у стены, почему-то. В их глазах застыли одновременно и страх, и ужас. Видимо, оцепеневшие, они отшатывались и просто сваливались с такой высоты, расшибаясь насмерть. Жалкий конец, что тут сказать. Фобос с чистой совестью, а по-другому быть и не могло у него, забирает их испуг, который ещё не истлел вместе с их мертвыми телами. Бог набирал силы, подходя от одного покойника к другому, чтобы в следующий миг пусть волну страха по городу. Где-то там бушевала Эрида, был слышен её истеричный хохот, были видны яркие всполохи огня то тут, то там. Очаги возгорания объединялись и образовывали настоящие адище. Мирные жители выбегали из своих убежищ, где могли бы просидеть до того момента, как спартанцы уйдут... выжить, но нет. Под действием страха они выбегали на узенькие улочки, где за них принимали воины бога войны. Всё, как и раньше.

Фобос отвлекается на происходящее в городе непозволительно долго. Он присоединяется к веселью Эриды, бушует на окраинах полыхающего города вместе с ней. От его присутствия все разбегаются и попадают в идеальные ловушки спартанцев, затем – мрут, как мухи. Арес, вроде бы, не против. Его вообще не слышно и не видно. Значит, всё его устраивает и никому он ничего говорить в упрек не станет. Увидеть сейчас отца — это потерять всякое желание продолжать здешний кураж на самом деле. Фобос смело мыслит о клинке, направленном в его сторону. Прямо как с Зевсом, да.

Страх лавирует между горящими зданиями, между людьми, оказывает каждого своим патологическим влиянием, и оглушает инфернальным смехом. Он направляется к главным воротам, где в последний раз видел Архидама, чтобы даровать силы на очередной подвиг, чтобы закрепить то, в чем он был так не уверен до их знакомства. Фобос должен подтолкнуть царя совершить следующий рискованный шаг. Он это непременно сделает.
Страх останавливается недалеко от сломанных и поваленных ворот. Там спартанцы остановились на небольшой отдых – кто готовился рационально, а остальные заняты разбоем и уничтожением города. И то, что видит Фобос, его удивляет и даже шокирует. Сначала он ничего не понимает. Хищная улыбка постепенно исчезает с его губ, просто смазывается. В глазах – одни вопросы, искать ответов только не у кого. Смертные вокруг Архидама расступаются, их страх только нервирует бога, отвлекает. Фобос хочет разобраться, хочет найти причину. Почему-то имя Архидама с этим никак не вяжется. Царь обнажает окровавленный клинок и одним точным движением сносит голову своему советнику. Тому, кто на этом побоище прикрывал ему спину. Голова прилетает на землю, шлёп... недалеко приземляется и окровавленный шлем. Полководец замирает в одном положении с опущенной головой, а его руки дрожат, смех зарождается где-то в груди и никак не вырывается наружу.

Хаос в голове Фобоса мешал ему здраво мыслить и оценивать эту ситуацию. Где же Арес, когда он так нужен? Где же Деймос, которого Страх просил иногда приглядывать за любимчиком на поле боя? Где обещания самого Фобоса?! Он не должен был и на шаг отходить от царя, чтобы оберегать от всего! Плащ на плечах Архидама задрожал, завибрировал, окутывая смертного и снова расправляясь, - так он реагировал на душевное состояние спартанца. Нестабильно душевное состояние. Фобос видел, что его любимчик оказался потерян, но причину этого не находил. Да она, разве, нужна сейчас? Когда он перенес через себя метку Деймоса и впитывал силы Фобоса, словно губка? Неужели, он не справился с контролем? Неужели, оказался слаб и потерял контроль в самый ответственный, переходный момент?

Страх скалился, перенимая это настроение полководца, переходя на эту волну и злясь ещё больше.
- Архидам! – Он повысил голос. Остальные люди, находящиеся рядом со своим предводителем, предпочли ретироваться подальше. Одного убитого советника им хватило, никто не желал становиться следующей жертвой. Но он не тронет бога, только если... не обезумел в конец.
Царь резко поднимает взгляд на своего покровителя, и тот видит, что всё – для него он потерян, хотя безумие ещё не завладело его разумом в полной мере.

Неподалеку обнаруживается и Деймос, слабо улыбающийся и смотревший на происходящее странным взглядом. Фобос надеется, что...
Страх срывается с места, развоплощается и сметает Архидаха, оглушая его хотя бы на время. Неизвестно, подействует или нет.
- Что случилось? Что пошло не так? – Он почти в отчаянии. Прижимает красные от чужой крови ладони к щекам брата и придвигается к нему ближе. Он, правда, искренне не понимает, что произошло, кого винить и кого наказывать за такое. – Деймос! Деймос, ответь мне!

+1

34

Деймос остановился поодаль, так, чтобы все хорошо видеть не сходя с места. Он более-менее успокоился, залившись кровью с головы до ног, и бегать ловить людей по городу у него желания нет. Пусть спартанцы добивают бегущих, ему уже неинтересно. Главную свою проблему он решил, а попутно еще и повеселился на славу.
Эта самая проблема сейчас по замысловатой траектории шагала к кучке воинов - своих же - нервно продергивая головой и сжимая в руках клинок.
Все вышло даже проще, чем Деймос рассчитывал. Серьезно, люди не только физически, но и душевно так хрупки, что сломать их ничего не стоит. Энио так гордится своими фанатиками, но ведь и они несовершенны. Вот это, то, что заносит окровавленный клинок на своего друга и советника, совершенство - никакого страха, никакой жалости, максимальное внимание поставленной цели. Это что-то инородное, нечеловеческое, но что тогда такое человек, если не страх смерти, запертый в куске мяса?
Стоит избавить людей от страха смерти, они становятся идеальными орудиями. Это стоит взять на заметку. Это может пригодится.
Деймос сложил руки на груди и оперся спиной на бок подошедшего коня. Своего, поэтому идиллическая картина пасущейся во поле лошадки несколько портилась ем фактом, что эта неведома тварь не травку щипала, а там чем-то хрустела. Скорее, даже кем-то. Но Ужасу плевать, пусть жрет.
Брата Деймос не ждал. Ну, так скоро. Он со своим любимцем решил носиться, как Арес? Если ваших фаворитов страшно одних в бою оставить, что в них толк? Ужас вздохнул, глядя, как близнец кидается к Архидаму.
Слегка напрягся, когда смертный понял клинок и на Фобоса. Не будь человечишка уже обречен, сломал бы пополам за такие поползновения. нет, разумеется. ничего он не сделает Страху, но сам факт возмущает.
Деймос нехотя оторвал спину от теплого бока коня и двинулся навстречу растерянному брату. Глупенький. Думает, что это он что-то сделал не так.
Ну... Сделал. Но не совсем то, что предполагает. В отношении Архидама он все сделал верно. Вот близнеца в расчет не взял, это зря.
- Тише, тише... - Деймос подхватил кинувшегося к нему брата, укутал их обоих своим плащом, - Это не твоя вина.
Покосился на лежащего на земле Архидама. Вот бы он в себя не пришел. Может, змею подкинуть, пока без сознания?
- Прости, - Ужас виновато улыбнулся перехватывая одну из рук брата и касаясь губами запястья, - Прости, что я позволил тебе переоценить его. Я должен был сказать, что он не вынесет этого бремени, что они слишком слаб, как и все смертные, я это видел, но... Ты был так счастлив новой игрушке. Я не хотел тебя расстраивать.
Деймос досадливо покачал головой.
- Отец тоже ошибся в нем, но ему куда привычнее так ошибаться. Это всего лишь смертный, которого ты переоценил. Не хочу, чтобы ты расстраивался из-за таких пустяков.

+1


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » на пике архидамовой войны;