» ОБЪЯВЛЕНИЕ от 19.10.2018 г.
» ОБЪЯВЛЕНИЕ от 02.10.2018 г.
» ОБЪЯВЛЕНИЕ от 13.09.2018 г.
» ЧЕРНЫЙ СПИСОК от 10.09.2018 г.
» ОБЪЯВЛЕНИЕ от 01.09.2018 г.
» ЧЕРНЫЙ СПИСОК от 01.09.2018 г.
правила фак занятые роли акции устройство мира о внешностях обратная связь
Что объединяет каждый фандом, каждый мир, вне зависимости от того, где он находится? В мире может не быть человеческой расы, может не быть домов, слов и много чего другого. Но всегда будут д о р о г и, пути, по которому следуют герои в исполнение своего сюжета. Или ему наперекор. Мы не будем говорить, что мы ваш дом, ведь дом — это конечная точка пути, где можно осесть и покрыться мхом. Нет, мы хотим стать вашей дорогой, по которой вы пойдете навстречу приключениям, опасности и своей судьбе. Сейчас вы находитесь на вокзале, откуда отправляются поезда в самые разные уголки вселенной. Куда направитесь вы? Приобретите билет — мы не принимаем деньги, здесь совсем иная валюта — и в путь!
Kylo Diana Amelia Lorna

KINGSCROSS

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » Rockabye


Rockabye

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://se.uploads.ru/5X31W.gif http://sh.uploads.ru/OQND3.gif
http://s8.uploads.ru/EvKer.gif http://s1.uploads.ru/LsKAO.gif

- - - - - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: Квартира Грея и Сейхан, ранний вечер;

УЧАСТНИКИ: Seichan & Grayson Pierce;

О П И С А Н И Е
Беременность - это всегда радость в семье. Так предполагается. Однако вряд ли это правило распространяется на двух агентов секретной государственной организации, которые не могут быть сами уверенны на сто процентов в завтрашнем дне, и у которых есть весьма скудное представление о том, как правильно быть родителями.

+1

2

Сейхан сжимает в кулаке тонкую полоску теста, не желая более смотреть на розовый крестик, который словно над ней насмехается. Рядом на раковине лежали ещё три его брата. И на каждом этот издевающийся розовый плюс. Кто вообще решил выбрать именно этот цвет? Сейхан в раздражении выкидывает все тесты вместе с коробочками в мусорное ведро и выходит из ванной. Ей даже не нужно было смотреть инструкцию, чтобы понять, что это означает.
Она беременна.

Но всё ещё в полной мере этого не осознавала.

Все ещё пребывая в состоянии оглушения, в задумчивости меряет шагами небольшую квартиру Пирса, пока в итоге не находит себе место на его любимом кресле. От обивки пахнет его неповторимым запахом, и девушке становится капельку легче. Сейхан позволяет одолевающей ее буре эмоций полностью накрыть её. Первым относительно сознательным оформившимся стремлением был побег. От старых привычек не так-то просто избавиться. Снова в тень. Снова под защиту из неприступных каменных стен. Снова жизнь загнанного одинокого зверя. Потому что так проще для неё. Это она умеет.

Возможно, она даже поддалась бы этому порыву, если бы в этот момент ей в руку не ткнулся бы Кэл - щенок, подобранный ей примерно полгода назад в трущобах Юго-Восточной Азии. Малыш с первого взгляда покорил бывшую наемницу, и она просто не смогла оставить его на улицах, погибать от голода. Его очарование распространилось и на Грейсона, к величайшему облегчению девушки. Ей было бы невыносимо выбирать между ними. Шутка. К счастью, все её опасения развеялись, стоило ей просто показать щенка в вебкамеру. Пирс даже сразу же предложил ему имя и в следующий момент уже убеждал, что к её возвращению, все необходимое для нового члена их семьи будет готово. Сердце Сейхан переполняла невероятная нежность к этому мужчине. На самом деле, пёс очевидно выбрал себе любимого 'родителя', поэтому и спать предпочитал исключительно на стороне Сейхан, игнорируя купленный специально для него матрасик и обязательно при этом прислоняясь к молодой женщине. Чему она, конечно, не очень радовалась в жаркое время года, но тем не менее, у нее рука не поднималась выгнать это чудо на пол. Грей постоянно над ней подшучивал из-за этого и говорил, что ревнует. И это было очень мило первое время. Сейчас же пёс просто неимоверно вымахал и мог без труда повалить на землю зазевавшегося человека. Иногда Сейхан всерьез предлагала переименовать пса в 'Медведя', что полностью соответствовало бы его габаритам. Но при этом в душе он все ещё оставался буквально ребенком. Ничего удивительного, что Кэл завоевал сердца практически всех членов команды Сигма, так что в итоге он имел наглость даже выбрать и завести себе любимчика. Вопреки ожиданиям всех окружающих, им стал Джо Ковальски. Видимо пёс выбирал друга себе по размеру. По-крайней мере исключалась возможность,чэ что кто-то кого-то случайно покалечит. Разумеется, пара воспользовалась связями коммандера среди военных, так что пёс прошел специальную подготовку, научился понимать своих хозяев по взглядам и жестам, кроме того, что идеально выполнял все команды. Вот и сейчас он должно быть что-то почувствовал, заметив изменения в поведении Сейхан. Поэтому и поспешил к той, что когда-то спасла его. Очевидно, сейчас была его очередь.

- Ты прав, малыш, - рассеянно чешет пса между ушами, глубоко вздыхая. Она больше не одна против всего мира. Теперь у нее есть те, кто стали второй семьей. - Пойдем немного прогуляемся? - в ответ Кэл тут же мягко прихватил зубами ее за руку и потянул на улицу. Девушка усмехается, открывая дверь на площадку и выпуская пса. Им уже давно не требовался ни поводок, ни намордник, у них был на удивление сообразительный мальчик. Неподалеку от дома Пирса как раз располагался подходящий небольшой сквер. Пока Кэл с любопытством обнюхивает встречающиеся на их пути кусты/столбы/других собак, Сейхан погружается в гнетущие ее мысли, пытаясь привести в порядок расшатавшиеся нервы. На удивление, прогулка ей помогла. Свою роль определенно сыграла комфортная погода - стабильные плюс двадцать и затянутое облаками солнце. Никаких экстремальных температур, палящего солнца или проливных дождей. Сейхан цеплялась за любую деталь, которая могла подарить ей твердую почву под ногами. К тому моменту, когда они  и вернулись с прогулки, ей в какой-то мере удалось упорядочить хаос в голове.

Она не будет ничего решать без Грейсона.

И примерно в этот момент пришел страх, граничащий с самой настоящей паникой. Что же ей теперь делать? Это ведь не сон и даже не одна из сомнительных шуточек Монка. Четыре положительных теста. Практически нулевой шанс ошибки.
Сейчас Сейхан почувствовала себя на удивление глупо. Она сама казалась себе героиней одной из сотен, да что там, даже тысяч, довольно шаблонных историй про глупых девочек, которые 'залетали' вследствие случайных связей. Довольно натянуто и иррационально, учитывая блеснувшее на пальце простое золотое кольцо и его значение. Почему-то именно эта мысль ее значительно успокоила. Сейхан все никак не могла привыкнуть к этому украшению, и периодически её можно было застать в задумчивости крутящей его на пальце. Она была уверена в своих чувствах к Грейсону. Как и к тому, что они, на удивление, в равной степени взаимны.

И все же, горький привкус сомнения и страха не хотел проходить.
А что, если Грейсон не обрадуется? Да и кто вообще захочет иметь детей от бывшей хладнокровной убийцы?

Девушка была уверена, что "Гильдия" что-то окончательно сломала в ней, отравила, сделала подобное абсолютно невозможным. Если не физически, то как минимум, морально. Сейхан была искренне убеждена, что не заслуживает подобного счастья, поэтому отказывалась по-настоящему верить в то, что все происходящее на самом деле... её настоящее. Она по годами выработанной привычке защищала своё сердце от возможной боли. Не позволяла себе надеяться, что после стольких грехов, которые уже были на ее совести, Бог или кто там управляет Судьбами всех живущих, расщедрится на подобный подарок.

Она не достойна подобного.

Кэл, словно чувствуя, о чем она думает, подошёл к девушке и негромко заскулил, задев ее руку холодным носом и слегка помахивая хвостом. Именно в этот момент эмоции [и очевидно, гормоны] победили. По щеке Сейхан скатилась слезинка, а через пару мгновений, она уже сидела на полу, обнимая пса за шею и периодически всхлипывала.

+1

3

Грей озадаченно разглядывает ряд бутылок с молоком, стоя перед чертовски хорошо работающим холодильником супермаркета. Его привычной марки по какой-то необъяснимой причине там не было, поэтому теперь он в несколько растерянных чувствах оглядывает предложенный ассортимент. Грей был военным до мозга костей, так что когда что-то выходило из-под его контроля или сбивало какие-то привычные алгоритмы, он неосознанно раздражался, хотя ничего смертельного в другой марке молока и не было. Возможно, его просто вывел из себя день, проведенный за бумажной работой и десять раз повторенным отчетом об успешно проведенной операции. Мужчина никак не понимал, чего от него все еще хотели, если он пребывал дома уже как минимум две недели и все подробно рассказал еще в день приезда, однако Кроу упорно подсовывал новые бумаги и задавал еще больше вопросов, не разъясняя толком, зачем все это нужно. Бюрократия всегда выводила Пирса из себя даже больше, чем сорванные планы или невыполненные приказы. Он одновременно понимал необходимость четкой документации и не понимал ее объема. Затем, правда, он выпустил пар на плановой тренировке с Монком, который взахлеб рассказывал очередную историю о своей счастливой семье и очередных достижениях Пенелопы.

Пирс инстинктивно переводит взгляд на свою левую руку, где на безымянном пальце сверкает тонкое золотое кольцо. Его губы трогает легкая улыбка. Он все еще не мог в это поверить. Сейхан, теперь уже тоже Пирс, была его официальной женой на ближайшую вечность. Скажи ему об этом кто-нибудь несколько лет назад, мужчина, в лучшем случае, посмотрел бы на этого человека как на сошедшего с ума. Кто бы мог подумать, как все перевернется - и некогда несостоявшаяся убийца и личная немезида вдруг стала самым важным человеком в жизни, которую Грей решил разделить на двоих. У них не было пышных праздников, никому все это шоу было не нужно, да и не очень оно уместно в условиях рода их деятельности. Просто когда они поняли, что сейчас - самое время, пара отправилась в Лас-Вегас, принесла друг другу клятвы, спустила состояние в местных казино и провела неприлично страстный медовый месяц в одном из лучших номеров известного отеля. Пирс не думал, что может быть еще счастливее с этой женщиной, но теперь, когда он по всем законам мог назвать ее исключительно своей, он обрел какую-то особую гармонию, недоступную ранее. Теперь все казалось таким.. правильным. Он был женатым мужчиной и у него была своя семья. Все еще очень странное чувство. Иногда Пирс сам пугался того, насколько сильны и глубоки его чувства к собственной жене [он все еще периодически улыбался как придурок, когда думал об этом обращении, чем уже успел накликать на себя насмешки Монка и Ковальски], насколько все, через что они прошли, укрепило их веру друг в друга и создало какую-то физическую потребность в постоянном нахождении рядом. Женитьба казалась чем-то самой собой разумеющейся, хотя Грей был на шестьдесят процентов уверен, что Сейхан скажет 'нет', поэтому проходил с обручальным кольцом в кармане еще дольше, чем Монк в свое время.

Пирс выбирает какое-то молоко, сверившись со сроком его годности, проверяет мысленный список продуктов и расплачивается за все покупки на кассе, выбираясь, наконец, снова на свежий воздух. На редкость отличная погода баловала их всю последнюю неделю. Грей снова улыбается, поражаясь тому, насколько все подозрительно идеально в последнее время. Подсознательно, правда, мужчина не мог отделаться от навязчивой мысли, что так не может продолжаться слишком долго, его жизнь не раз это подтверждала. По пути домой, дабы успокоить свою паранойю, Пирс убеждается, что за ним никто не следит.

Он проверяет почту, с негодованием отмечая, что им снова положили по ошибке журналы их соседки - жизнерадостной женщины преклонного возраста, которая по гиперактивности даст фору всей Сигме вместе взятой. Грей исправляет эту ошибку и по лестнице поднимается на их этаж. Он принципиально не пользовался лифтом, утешая свою манию преследования и используя лишнюю возможность поупражняться.

- Я дома! - объявляет Грей, переступая порог и быстро отмечая, что обувь и верхняя одежда Сейхан на месте. Мужчина ставит пакеты с продуктами на пол и стягивает ботинки. - Нам снова по ошибке положили почту миссис Уайтхолл, но если вдруг тебе интересны новинки садовод.. - он осекается, проходя в их небольшое подобие гостиной и находя свою жену, сидящей на полу в обнимку со встревоженным медведем, которого они считали своим псом. А затем он не на шутку тревожится, замечая ее красные глаза и слезы. Его сердце оглушительно начинает биться в груди, а вдох застревает где-то на середине пути. Грей не может вспомнить, когда последний раз видел ее в слезах. Она была во много раз морально сильнее Грейсона, и все ее трагедии переживались в основном в закрытом формате, к огромному неудовольствию самого Грея. Пирс не может даже сразу понять, в изумлении ли он или в испуге, когда осторожно опускается на пол рядом со своей женой.

- Сейхан? - негромко произносит он, касаясь ее щеки своей ладонью и скользя большим пальцем по щеке, желая стереть предательскую соленую дорожку. Ну вот, он уже не справляется с ролью хорошего мужа. Однажды Грей пообещал себе, что сделает все возможное, чтобы Сейхан была счастлива, потому что она заслуживала этого больше, чем кто-либо на этой Земле. И сейчас она плакала. Пирс растерян во много раз больше, чем при недавнем выборе нового молока. Он не знает, что делать. И это его безумно пугает. - Если тебя так расстраивает, что нам постоянно суют чужую почту, то я легко с этим разберусь, только скажи, - Грей приподнимает уголок губ в крошечном намеке на улыбку, неловко пытаясь разрядить ситуацию. Однако его сердце все еще глухо колотится где-то в горле, а мозг лихорадочно пытается что-то понять. Его еще одна большая теплая ладонь нежно касается второй щеки женщины, и он осторожно приподнимает ее лицо, заглядывая в невероятные зеленые глаза, от которых у него даже спустя несколько лет все еще перехватывает дыхание.

- Что случилось, родная? - уже без тени юмора совершенно серьезно спрашивает Грей, крайне обеспокоенно разглядывая ее лицо. У него есть предположения, но одно настолько хуже другого, что мужчина даже не решается что-либо озвучить, только тревога разрастается в его груди с удвоенной силой. Пирс пытается не включать в себе коммандера, однако внезапно возникшее инстинктивное желание убить всех, кто обидел его возлюбленную, не спрашивает его. Кэл издает непонятный негромкий звук и кладет свою голову на ногу Сейхан, поднимая словно бы не менее обеспокоенный взгляд на хозяйку.

+1

4

Сейхан рвано вдыхает, пытаясь успокоить непонятно откуда-то взявшиеся слёзы, но с треском проваливается. Кэл послушно и спокойно сидит рядом, покорно позволяя ей сжимать его в своих объятиях и мочить густую шелковистую шерсть, периодически негромко пофыркивая, даже с различными интонациями, словно разговаривая с ней. Девушка качает головой, чуть сильнее обнимая шею пса. Отлично, её пытается успокоить домашний питомец. Впрочем, Кэл с первых дней доказал, что он необычная собака, а в его глазах отражался недюжинный интеллект, так что пара по праву считала его третьим членом их небольшой семьи. И к этому Сейхан очень сложно было привыкнуть. Грейсон Пирс принадлежал теперь только ей до конца времён, девушка прекрасно знала, как много значила для коммандера семья и как сложно ему было сделать этот шаг. Только потом, уже постпостфактум, Монк по большому секрету выдал ей, сколько именно времени Грейсон носил с собой кольцо и всё не решался спросить, опасаясь её отрицательного ответа. Молодая женщина тогда только улыбнулась, негромко хмыкнула и хлопнула не умеющего хранить секреты Коккалиса по плечу. Она из своих источников знала, как долго сам лысый оперативник решался на подобный шаг. У неё всегда были свои источники информации, которые наемница предпочитала держать при себе. В конце концов, никаких серьезных секретов оперативников она не выдавала даже в годы работы на 'Гидьдию', ловко маневрируя на лезвии ножа. Тогда такие понятия, как 'любовь' и 'семья' были для нее чужеродны. Сейхан не тратила время, пытаясь представить для себя иную жизнь, прекрасно осознавая, что это невозможно.
А вот как в итоге все для неё обернулось.

И конечно, она даже представить себе не могла, как сильно сама этого страстно пожелает. Пусть у них была абсолютно сумасшедшая жизнь, ей нужна была хотя бы одна постоянная, которая не позволила бы ей утонуть, вновь позволить тьме сомкнуться над её головой.
Поэтому она не колебалась, когда отвечала Грейсону 'да' в маленькой церкви в Лас-Вегасе. Эту ночь она не забудет никогда. Они совершенно не сговаривались, достаточно было одного взгляда в глаза, чтобы понять. Шикарные приемы с сотней гостей, планировкой и музыкантами не для них. Единственные и важные приглашенные - оперативники Сигмы во главе с Кроу, которого выманивали из кабинета чуть ли не угрозами. Им всем было необходимо немного расслабиться. Не думать о спасении мира хотя бы одну совершенно безумную ночь. К счастью, миру действительно ничего не угрожало. Кэт и Монку удалось найти няню для своих детей, а Ковальски выманил Марию из ее исследовательского центра под крайне благовидным предлогом. Впрочем, недовольных не осталось по итогам вечера. Никто даже не пострадал, наоборот, Лизе в тот вечер несказанно везло с рулеткой, впрочем, все компенсировали неудачи остальных с автоматами. Но ничего не могло испортить им настроение. После памятной ночи, только мистер и миссис Пирс остались в Вегасе для продолжения, все остальные, как только пришли в себя, вернулись в Вашингтон, чтобы обеспечить молодожёнам хотя бы неделю наедине друг с другом, не волнуясь о спасении мира. И это им отлично удалось.
Сейхан, пожалуй, никогда в жизни не была так счастлива.

Поэтому каждый день ждала расплаты.

Её жизнь обрела какое-то подобие нормы.
Когда миру не угрожала никакая опасность. У неё был дом, где её ждал любимый человек и их собака. У неё была стабильная работа, которая лишь изредка требовала ее присутствия, всё же по большей части Сейхан оставалась внештатным сотрудником. У неё появились друзья, к которым она могла без страха повернуться спиной, полностью им доверяя и не опасаясь предательства. Она постепенно становилась нормальной.

И теперь у неё в животе зарождалась новая жизнь. Их с Греем ребенок. От страха Сейхан хотелось кричать. И что-нибудь сломать. Или кого-нибудь побить. Но у неё не было на это сил. Она впервые не знала, что делать дальше.

Даже хорошо, что Грея с утра пораньше вызвали в штаб. Сейхан приходилось с трудом сдерживаться, чтобы не рассмеяться над обречённым выражением лица своего уже мужа [на губах каждый раз против воли появлялась широкая улыбка от этой мысли], когда провожала его утром. Со своими отчётами она уже закончила, в этот раз Кроу не сильно на неё наседал, зато видимо решил с лихвой отыграться на коммандере. Где-то в глубине души, она искренне ему сочувствовала, но на самом деле была рада небольшой передышке. Ей нужно было ещё немного времени. Сомнения и подозрения появились у неё ещё две недели назад, когда Сейхан едва не стошнило от запаха приготовленной Греем яичницы. Тогда ей удалось скрыть своё самочувствие, не вызывая никаких подозрений, но с тех пор она стала внимательнее к знакам, которыми её тело привлекало к себе внимание. Например, кроме внезапных перепадов настроения, у неё появилась какая-то необъяснимая любовь к красному мясу, хотя ранее она всегда отдавала предпочтение рыбе.

Последней же каплей стал вопрос Лизы об её самочувствии. Жена Пейнтера не за красивые глаза привлекла его внимание и являлась признанным специалистом в своей области. Сейхан десять раз прокляла внимательность оперативников Сигмы и их окружения. Тогда ей удалось каким-то образом отвлечь внимание Лизы и как-то отговориться, но колокольный звон в голове уже было не остановить.

Она сойдёт с ума, если не будет уверена на все сто процентов.

И всё же девушке было сложно решиться, она оттягивала момент истины вот уже более недели, тесты ждали своей очереди в одном из шкафов. Она не боялась, что Пирс их обнаружит, у него не было подобной вредной привычки лезть в её вещи. Вообще, им было удивительно комфортно рядом друг с другом. Стоило им оказаться наедине в одном помещении, они оба не могли удержаться от физического контакта. И не всегда именно в эротическом смысле. Сейхан нравилось иногда, словно бы случайно, прикасаться к его руке, плечу, волосам, нравилось просто сидеть рядом на диване, смотря какой-нибудь глупый боевик, над которым они вместе обычно смеются, нравилось, когда он обнимает ее, словно защищая от всего мира, а она кормит его попкорном и комментирует происходящие на экране действия. Кэл при этом обязательно ложился на ее ноги, начисто игнорируя собственные размеры.

Грейсон Пирс стал неотъемлемой частью ее жизни.
Поэтому больше всего Сейхан боялась его потерять. Тем более по своей вине.

Громкий голос Грея из прихожей застаёт ее врасплох. Какая-то часть девушки надеялась, что командование задержит Пирса подольше, предоставляя ей больше времени, чтобы придумать план действий. Но у Судьбы, как всегда, были на неё свои планы. Девушка тяжело вздыхает, отпуская пса поздороваться с 'папой'. Эта мысль вызывает очередной всхлип, а Кэл, против обыкновения, остаётся рядом с ней, поджимая хвост. И кто сказал, что животные ничего не понимают?

Сейхан даже не успевает ответить или может быть как-то изменить своё положение, попытаться сыграть роль хорошей жены, когда Грей заходит в их маленькую гостиную. И выражение его лица что-то окончательно ломает в ней. Слёзы становятся горячее, а комок в горле уже действительно мешает дышать. 

Меньше всего она хотела заставлять его волноваться из-за неё. Тем более по такой глупой причине. Тем не менее, усмехается и качает головой в ответ на его неудачную попытку подняться ей настроение с помощью неудачной шутки. В любое другое время, Сейхан бы действительно улыбнулась и расслабилась, но не сейчас.

Сейчас всё было слишком серьёзно.

Женщина молчит, понимая, что тем самым разрывает его сердце, но не может заставить себя говорить. Мешает комок в горле. Прикосновения Грея не успокаивают ее по обыкновению, а наоборот, заставляют девушку ещё больше волноваться. Но стоит ей заглянуть в его глаза, как мир перестает существовать. Сейхан снова судорожно вдыхает, подаваясь вперёд, чтобы обеими руками обвить его за шею в поисках опоры. Она делает глубокий вдох, позволяя его запаху полностью занять все её мысли.

- Я беременна, - шепчет она куда-то ему в плечо, боясь посмотреть в глаза. Слова легко срываются с её губ. Слишком легко. Её так и тянет добавить что-то в духе Прости меня.
И Сейхан совершенно не уверена, что не произнесла чего-то подобного на выдохе, опьянённая эмоциями.

+1

5

I said real love
It's like feeling no fear,
When you're standing in the face of danger,
'Cause you just want it so much

Когда она так и не отвечает на его вопрос, Грей чувствует, как беспокойство захватывает его разум, отчего все тело инстинктивно напрягается, словно бы физически готовясь защитить Сейхан от любой опасности. Ее горячие слезы все еще скатываются по щекам, а Пирс отчаянно пытается вспомнить что-нибудь из психологии об успокоении людей. Это никогда не было особо сильной его стороной, достаточно резкий и нетерпеливый по своей природе, Грейсон предпочитал отдавать приказы, а не разъяснять и утешать. Зачастую он и с собственными эмоциями не мог справиться, что уж говорить о чужих.

- Ты же знаешь, что можешь все мне рассказать, - мягко произносит коммандер, и его губы снова чуть изгибаются в подобии ласковой улыбки. Он терпеть не мог, когда женщина от него закрывалась. Это происходило крайне редко, но каждый раз заставляло Пирса трястись в бессильной злобе. Они долго ломали все мешающие им барьеры доверия даже в самых небольших мелочах, но в такие моменты ему казалось, что все вернулось в те времена, когда они были двумя упрямыми незнакомцами со своим ворохом тайн. Сейчас, казалось, Грею было физически больно от ее тихой печали, а слезы обжигали пальцы, в которых он все еще держал ее лицо. Ему нужно было помочь ей. Он не мог видеть свою жену в таком состоянии и ничего не делать. Растерянность и отсутствие контроля над ситуацией всегда пугали коммандера. А сейчас он был еще более беспомощным, чем стадо ягнят, завидевшее волка. Кровь шумно пульсировала в висках. Его мысли лихорадочно путались в голове. Что такого, черт возьми, могло произойти? Что-то случилось с ее матерью? С Монком за то время, что он добирался до дома, или его семьей? Кто-то из Гильдии напомнил о себе? Что-то происходило с ней самой? Может, ее охватила внезапная боль? Может, ему стоит позвонить врачам? Может, это просто что-то психологическое, вроде прорванной эмоциональной плотины, которая сдерживала натиск проблем все годы? Что?

А затем Сейхан обвивает его шею руками и утыкается куда-то в плечо. Пирс не может понять, хороший это знак или нет. Тело Грея реагирует раньше мозга, и сильные руки надежно обвиваются вокруг женщины. Слишком много вопросов, слишком много анализирования.

- Я беременна, - в первую секунду Грейсону кажется, что он ослышался. Потом он, конечно, думает, что нужно быть совсем тупым, чтобы перепутать это слово с чем-то другим. Его сознанию требуется несколько молчаливых мгновений, растянувшихся на целую вечность, чтобы зарегистрировать истинный смысл сказанного. Затем он шокированно замирает, даже перестает дышать. Его мысли смывает огромной ледяной волной, которая затем прокатывается по всему телу, вызывая мурашки.

- От меня? - сдавленно по-идиотски выдает Грейсон Пирс и мысленно очень тяжело вздыхает в ответ на собственную нелепость. Вы женаты, дебил, от кого еще. В Сейхан он никогда не сомневался, никогда не было даже поводов, да и он доверял ей на сотню, миллион процентов в этом плане. Грей с удивлением отмечает, насколько забавна эта ситуация с определенной точки зрения - самым отъявленням ублюдкам этого мира было сложно поставить коммандера Пирса в тупик, но лишь два слова, сказанные на полу собственного дома собственной женой, начисто лишают его мыслительного навыка. Есть только ледяной океан путаных эмоций, и Пирс с шумным длинным выдохом решает окунуться в него с головой, чтобы постепенно разобраться в том, что с ним происходит.

Мужчина вспоминает давний разговор с Монком, когда тот поделился с ним радостной новостью о первой беременности Кэт. Друг потом вкрадчиво отметил то, как до смерти перепугался сам Пирс, и сообщил то, что Грей сам знал - он не был готов к жене, детям и ипотеке. Эта мысль еще долго крутилась в голове коммандера, всплывая в самые неподходящие моменты, а потом, правда, затерялась где-то в пучине других проблем. Тем более, после расставания с Рейчел переживания по этому поводу потеряли актуальность. Затем этот разговор всплыл в его памяти, когда он решился на создание семьи с Сейхан. Не раздумывая, мужчина тогда бросился с Коккалису, который с улыбкой лишь похлопал друга по плечу и покачал головой. Монк сказал, что не ему решать о том, что происходит в голове Грея, к чему он готов или нет, решить может только само сердце коммандера, но потом он совершенно искренне добавил, что если вдруг Пирса интересует его мнение, то сейчас он готов котвсем трем пунктам. Монк был непосредственным свидетелем того, как развивались их отношения с Сейхан и насколько сильны были их чувства по отношению друг к другу. Он со свойственной доброй усмешкой сообщил Грейсону, что, вообще, удивлен, что тот не додумался до предложения раньше.

Несмотря на то, что слова лучшего друга вселили в него уверенность, Грея снова терзали сомнения. А что, если нет? Он мечтал о том, что однажды у него будет своя замечательная семья со здоровыми нормальными отношениями. Но вдруг сейчас действительно не время? Их жизнь так непостоянна. У Пирса в целом был целый вагон переживаний, связанных с отцовством. Сейчас он стремительно несся на Грейсона, но до столкновения было еще какое-то время.

Поэтому, наконец, Грейсон понимает, что сейчас он ведет себя чрезмерно эгоистично. Пирс чуть хмурится. - Почему ты плачешь? - с искренним непониманием негромко все также мягко спрашивает мужчина, чуть отстраняясь, но ровно настолько, чтобы снова видеть лицо Сейхан, в то время его руки все еще крепко обхватывают ее стройное гибкое тело. По сравнению с тем, что он себе уже успел надумать, это не имело никакого смысла. То есть, слезы по этому поводу не имели смысла. Не беременность. Не.. не их.. ребенок. И прежде, чем Грей успевает почувствовать наконец-то трогательную ошеломляющую радость, искрой вспыхивающую в его сердце, лицо его испуганно искажается и наверняка заметно бледнеет, потому что он приходит к одной весьма очевидной мысли. К той же самой, к которой он не раз приходил, раздумывая о том, чтобы сделать предложении Сейхан. Что, если она считает, что это не для нее? Что, если она всего этого вовсе не хочет? Они не так давно поженились, что казалось естественным, но все равно в какой-то степени пугающим. А теперь еще и ребенок. В какую-то секунду Пирс даже не понял, думает ли он сейчас о предположительных страхах Сейхан или своих собственных. - Мы же.. его оставим? - ему сложно дается этот вопрос, в результате выходя едва различимым шепотом, который вполне мог быть заглушен ударом его сердца. Грей до дрожи боится услышать ответ на свой вопрос, тем не менее, он осторожно с надеждой заглядывает в ее глаза, делая рваный вдох.

+1

6

Сейхан хочется оказаться как можно дальше от Грейсона.

От его пронизывающего до костей всепонимающего взгляда синих глаз - он всегда умело читал и видел ее буквально насквозь. Его теплых и сильных рук, которые быстро и столь привычно находят место на ее талии и крепко прижимают к его телу, даря столь долгожданные покой и уверенность. Его правильно подобранных для сложившейся ситуации слов, которыми он пытается поднять ей настроение и помочь немного расслабиться. Ей невыносимо и непривычно видеть его в таком состоянии, но в данный момент Сейхан ничем не может помочь своему любимому, также находясь на грани, если не истерики, то нервного срыва. Поэтому молодая женщина даже великодушно игнорирует его глупое предположение относительно отцовства, списывая все на шок от сложившейся ситуации, в равной степени свойственный и ей самой, не желая сейчас с ним ссориться или ругаться. Возможно потом, через несколько дней, она даже найдет в себе силы, чтобы немного поддразнить Пирса касательного его оговорки. Но не сейчас.

Женщина испытывает практически физическую боль, пытаясь отгородиться от любимого. Но оправдывает себя тем, что у нее совершенно нет времени, чтобы понять, что она сама чувствует по этому поводу. Сейхан никогда не видела для себя будущего, живя исключительно настоящим, умело скользя по лезвию ножа и уклоняясь от ярких прожекторов радаров спецслужб. Дразнила их, периодически появляясь и оставляя следы, а после вновь под прочную защиту темноты. Какая ирония, что в итоге именно лучшая наемница "Гильдии" уничтожила эту организацию. Она стала лучшей в своем деле, на неё равнялись, но в то же время, её ненавидели, не один раз пытались устранить, дабы после занять ее место. Но раз за разом, девушка доказывала свою компетентность и демонстрировала неординарные способности к выживанию. Убивала, даже не моргнув глазом. Обманывала, проворачивала воистину гениальные операции, переводя огромные суммы в том числе и на собственные счета. Ей приходилось быть предельно осторожной, она вообще разучилась доверять другим людям, полагаясь только на себя. И даже справедливо полагала, что была полностью удовлетворена сложившейся ситуацией. И разумеется, успешно давила голос совести, выполняя приказы 'Гильдии'.

А потом в её жизнь ворвался Грейсон Пирс. И прочно в ней обосновался.

Всё полетело к черту именно во время той миссии в Мэриленде. Долгое время он был всего ли безликим голосом, ее информатором и целью. Естественно, у нее было полное досье на самого Грея и его начальство, но оно даже близко не отображало то, с чем ей пришлось иметь дело. Достойный противник, ее миссия едва не сорвалась из-за него тогда. Сейхан не собиралась в него влюбляться, пыталась вытравить эти чувства, но в итоге это стало тем заданием, которое она провалила. И пусть она не сразу осознала всю глубину испытываемых ею чувств, от правды было не сбежать. Потребовалось время, чтобы расставить всё по своим местам. С удивлением она осознала, что и сама ему не безразлична. И в итоге Сейхан с удивлением обнаружила себя в небольшой церкви в Лас-Вегасе, где говорила заветные 'я согласна' именно этому человеку. Девушка никогда не хотела становиться причиной его проблем, но Судьба непременно играла против неё. Или может быть нет?

И теперь её муж стоял на коленях перед ней, не понимая, что происходит.

- Я боюсь, - внезапно срывается с её губ, и именно эти простые слова словно срывают какие-то оковы в душе женщины. Твердыня плотины дает первую трещину, неизменно расширяющуюся, - Я боюсь, что это все сон, - голос срывается, выдавая ее истинные страхи, обнажая эмоции и чувства, - Боюсь, что однажды проснусь, и ничего этого не будет. Или еще хуже, окажется, что вся моя жизнь лишь созданная Гильдией иллюзия, - они действительно тогда уничтожили, буквально выкорчевали под корень преступную организацию, но доподлинно никому так и неизвестно, как далеко распространяется влияние этого общества. Вполне возможно, что сохранились еще отдаленные жизнеспособные ячейки, которые пусть не могут причинить вреда в мировом масштабе, но вполне способны хотя бы отомстить той, кто отвернулась от них. Предала. Уничтожила и растоптала цель их жизней. Сейхан каждую минуту своего существования ждала расплаты за свои действия. И никак не могла полностью расслабиться. Выработанная за годы жизни в тени паранойя все никак не могла успокоиться. Возможно для оперативника секретного отряда "Сигма" это хорошо. Помогает оставаться в живых и демонстрировать отличные результаты. Но временами бывшая наемница ловила себя на ностальгии по прошлой жизни. По свободе и вседозволенности. Ей действительно иногда хотелось сбежать, вернуться к привычному ритму жизни, найти новых покровителей. Наемники её уровня всегда в цене. А потом она переводила взгляд на Грейсона, а он, словно чувствуя её состояние, не глядя протягивал руку и переплетал их пальцы или просто ненавязчиво касался её руки или бедра, выражая свою молчаливую поддержку. И Сейхан понимала, что теперь он её жизнь. Не работа на правительство США. Или даже "Сигма". И даже недавно обретенная мать отступала на второй план, все еще оставаясь чужим человеком. Он. Грейсон Пирс стал не только её мужем. Он стал смыслом её жизни.

- Я не заслуживаю этой жизни, не заслуживаю тебя, нас... - впервые в жизни, голос отказывает ей, звучит хрипло, совершенно чужеродно, - не заслуживаю его, - особенно выделяет интонацией последнее слово, имея ввиду ребенка, чье существование только начинается в ее животе. Кажется, что последние силы отказывают женщине, которая держится только благодаря рукам Грейсона, которые продолжают крепко ее обнимать. Она утыкается лицом в основание его шеи, глубоко вдыхая столь необходимый воздух в легкие. Одновременно с этим ее окончательно накрывает происходящее. Прямо сейчас, в ее животе, начинается новая жизнь. Маленький человек, её с Греем ребенок. Накатывающая следом волна страха накрывает молодую женщину с головой. В голове проносятся миллионы вероятностей.

[AVA]https://68.media.tumblr.com/b224eb2749ec4b515812f7e3652b10a2/tumblr_og46d6fsf11tr2a1xo6_250.gif[/AVA]

+1

7

Я боюсь. Едва ли подобную фразу из уст лучшей наемницы слышало большое количество людей. Да что там, вряд ли она когда-либо произносила нечто подобное вслух. Казалось, словно женщина вообще ничего не боялась, хотя Пирсу было прекрасно известно, что это далеко не так. Он давно научился читать ее взгляды, расшифровывать язык ее стройного гибкого тела. Сейхан просто была упрямой до ужаса и седых волос Грея, но не бесстрашной. Однако было что-то странное и необычное в том, что после всего, что выпало на их долю, признаться в своей слабости девушку заставила зарождающаяся в ней жизнь. Грейсон лишь в очередной раз убеждается, какая дикая и забавная у него жизнь и насколько удивительна его женщина. Эти мысли вызывают у мужчины невольную кривоватую улыбку, но Кэл, все также покорно лежащий всей своей медвежьей тушей возле Сейхан, выдергивает коммандера из его мыслей, тыкаясь носом в его ногу.

Грей слегка вздрагивает, как-то инстинктивно крепче обхватывая внезапно очень хрупкую женщину в своих руках. Он молча ее выслушивает, лишь слегка поджимая губы и сдерживая огонек неугасающей ненависти к этой организации, чье одно только название кислотой выжигает картинки в его воспоминаниях. Сколько они уничтожили, сколько разрушили, сколько человек потеряли жизни из-за их экспериментов и маниакальных идей. Сигма не была сборищем идиотов, поэтому все прекрасно понимали, что даже несмотря на то, что Гильдию уничтожили, ее слабые отголоски и едва различимые следы все еще оставались на этой многострадальной планете. Даже если сейчас у них не хватит сил вновь подняться, через несколько лет, или несколько десятков лет, какой-нибудь лидер может проникнуться дикими идеями и целями этой организации. И никто не сможет остановить эту идею, возникшую в голове одного человека. Однако Пирс знает, что пока он находится в своем уме и дышит, он будет продолжать бороться.

Бороться за то, чтобы никто больше не был сломлен так, как его жена. Страх Сейхан.. он казался иррациональным и пугающим до мозга костей в одно и то же время. Грей никогда не знал, насколько глубоко Гильдия пустила корни в ее сознание, насколько велико было их влияние на нее даже спустя столько лет. Она боялась, что все это сон. Сон, черт подери, Грейсон не мог в это до конца поверить. Желваки на его лице задвигались, когда он во внезапной вспышке ярости крепко сжал челюсти. И только усилием воли мужчине удалось сделать так, чтобы каждый мускул его тела не напрягся. Его все еще безумно пугало то, что он не понимал, как справиться с этой ситуацией. Как.. как можно разубедить человека в том, что вся его реальность - это, возможно, искусственно созданный сон, очень извращенная иллюзия.

В то же самое время в глубине души Грей был в какой-то степени рад открыть новую грань своей миссис Пирс (он никогда не устанет от этого), самую уязвимую и сокрытую глубже всего, очень честную и невозможно израненную. Эти слезы и это отчаяние отдавались тупой болью в душе самого Пирса, заставляя его сердце биться все также быстро и непонятному кому подступить к горлу.

Грейсон приходит к осознанию, что сейчас, как никогда раньше, он должен оказать всю возможную поддержку для Сейхан и доказать, что все ее проклятое прошлое осталось далеко позади. Как бы ни пугала его эта неизвестность, он не хотел бы быть сейчас ни в каком другом месте мира. Его собственный мир, впрочем, сократился до размеров их уютной квартиры. Мужчина берет себя в руки и слегка отстраняется от нее, но лишь для того, чтобы обхватить ее лицо своими ладонями и заглянуть в зеленые глаза со всей стальной уверенностью и ясностью коммандера Пирса.

- Не тебе и не мне решать, что ты заслуживаешь, а чего не заслуживаешь в этой жизни, Сейхан. Мы сделали много очень плохих вещей, но подумай о том, сколько и всего хорошего, сколько раз мы, например, спасли этот мир от того, чтобы он распался на кусочки? - он вскидывает брови с легкой улыбкой. Грейсон не особо любил думать обо всем этом так глобально, он просто выполнял свою работу, ни больше, ни меньше. Ну ладно, может, немножечко больше. Мужчина мягко поглаживает ее высокие скулы большими пальцами, слегка склоняя голову на бок. - Я люблю тебя, Сейхан. Я не слишком часто это говорю, даже, наверное, недостаточно часто, но я действительно тебя люблю. И знаешь что? Если это сон, то, во-первых, почему мы не летаем, у тебя отстойные сны, - Грей закатывает глаза, выразительно фыркая, - и во-вторых, к черту все, я не собираюсь просыпаться.

Коммандер тяжело вздыхает, делаясь вновь серьезным. Его голос уверенный, но в то же время пронизанный мягкостью и любовью. - Я не знаю, что будет завтра, никто не знает. Но я точно знаю, что сегодня, в этот самый момент, я люблю тебя так сильно, как никогда еще не любил мужчина женщину, - он опускает одну ладонь на ее живот, не сдерживая растягивающейся на губах глупой счастливой улыбки, - и я уже люблю то, что зарождается внутри тебя. И клянусь, что сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить вас обоих от любой опасности, будь то падающая с полки книга или внезапно объявившийся член Гильдии. Ты, теперь, правда, вы, - моя жизнь. И если тебе вдруг снова начнет казаться, что что-то не так или неправильно, просто посмотри на свое самое настоящее обручальное кольцо, вспомни, как много денег мы тогда спустили в казино, подумай о своем муже и успокойся, - Пирс слегка поджимает губы, неопределенно пожимая одним плечом и беря ее холодные ладони в свои. Тогда Кэл снова тычется носом в ногу Грея, и мужчина закатывает глаза, - ну да, об этом парне тоже можешь вспомнить. 
[AVA]http://s3.uploads.ru/3lYZN.gif[/AVA]

+1

8

Какие-то последние внутренние барьеры в душе Сейхан ломаются с оглушающим и слышимым только ей треском. Она судорожно вздыхает, крепче прижимаясь к его телу и чуть сильнее сжимая в руке рубашку Грейсона, ткань протестующе заскрипела, угрожая в любой момент порваться. Ей нужно несколько мгновений, парочка глубоких вдохов и выдохов, чтобы немного расслабиться и обрести контроль над собой. Вот бы сейчас ее видели ее бывшие враги и хозяева - леди-дракон с железным сердцем и всегда ясной головой отчаянно цепляется за мужчину с вражеской стороны. Может быть она заслуживает их презрение и ненависть, вот только сама бывшая наемница не может представить другого места в мире, где сейчас хотела бы оказаться. Ведь только с ним она наконец почувствовала себя по-настоящему живой. Он единственный смог пробиться сквозь годами возводимые крепостные стены вокруг неприступного замка - ее сердца. Он единственный научил ее вновь чувствовать, стал тем якорем, за который она держалась, пытаясь вновь не утонуть во тьме. Казалось, что он точно знает, когда ему нужно быть рядом и подставить плечо, и когда лучше дать ей больше свободы. Навык, необходимый для того, чтобы любить такую, как она.

Первые годы в Гильдии были адом на земле, без преувеличения. Сейхан не хочет их вспоминать, но и забыть не в ее силах. Ее наказывали за каждый крик боли, за каждый стон или неконтролируемое движение мышц. Полный контроль. Силовые нагрузки, резкие перепады температуры, изнуряющие пытки и бесконечные уроки выживания. Их учили сливаться с тенями, выжидать, изучать противника. Их тренировали действовать быстро и чисто, убивать без малейшего промедления, любого, кто попадается на пути. Гильдия не признавала полумер. Выживает сильнейший. Им нужны были только лучшие. И Сейхан очень хорошо выучила все преподанные ей уроки. Она была лучшей. Во всем. Она не стала первой предательницей, не стала первой сбежавшей из-под радара старейшей в мире преступной организации. Нет, она превзошла своих предшественников. Сейхан стала той, которая положила начало конца для Гильдии. Это стоило ей десятка новых шрамов, в том числе и на ее душе, но она все же победила своих бывших хозяев, обретя хотя бы подобие свободы.

К сожалению, ее прошлые грехи было не так-то просто стереть. В некоторых странах еще все еще разыскивают, а Моссад не собирается сдаваться и все еще действует приказ стрелять на поражение в отношении бывшей наемницы. Но все же, ее жизнь обрела какое-то подобие нормы, возможно, правительство США даже вступится за нее на определенном уровне. По-крайней мере, в жизни Сейхан был смысл. Но что ей делать теперь? Её собственные отношения с матерью были очень далеки от идеальных. Они продолжали оставаться друг для друга абсолютно чужими людьми. Обе оставались лишь тенями в воспоминаниях.

Сейхан страшно.
Впервые за последние двадцать лет она испытывает жуткий, пробирающий до костей страх. Бывшая наемница не верит, что такое счастье ей суждено. И каждую секунду ожидает подвоха. Да что там, у нее ушло несколько лет, чтобы принять в полной мере свои чувства к коммандеру Пирсу и их взаимность. В прошлом, иногда, в минуты слабости бывшая наемница представляла себе другую жизнь. В тех мечтах она никогда не становилась агентом Гильдии, выросла в полной семье и в колледже встретила любовь всей своей жизни. После окончания обучения они женятся, оба находят престижную работу, а через какое-то время у них даже рождается ребенок. У ее избранника не было лица, лишь очертания фигуры. Она прекрасно осознала, что подобные мысли ослабляют ее, но ничего не могла с собой поделать. В отличие от других наемников Гильдии, леди-дракон так и не смогла полностью вытравить в себе человечность. Она по возможности оберегала детей и старалась минимизировать жертвы и возможные разрушения. 

Кажется, что Сейхан глуха к словам Грейсона или не в полной мере верит в них. Да, ей действительно приходилось помогать Сигме в прошлом, вот только если она будет честна с собой, то кому она помогала в действительности - себе или миру? А потом его слова что-то окончательно ломают в ней, ей уже не остановить стекающие по щекам слезы. Она даже находит в себе силы улыбнуться на его достаточно неловкую попытку пошутить, но тем не менее, все еще отказывается смотреть ему в глаза, фокусируясь на линии его челюсти. Его слова все же находят отклик в ее душе, становится легче дышать, вот только слезы кажется, лишь усиливаются. Она боится по-настоящему поверить в происходящее, что беременна от любимого мужчины, потому что не считает, что достойна такого счастья.

- Что ты увидел во мне такого, что можно полюбить? - Сейхан поднимает заплаканные глаза на Грейсона, совершенно не стыдясь своих слез. - Как сможет наш ребенок любить меня, когда я стольких убила, что не упомнить? - в определенной степени это вранье, Сейхан помнила каждого убитого ей и каждую ночь просила у них прощения за свои действия. Кэл несколько обеспокоенно тыкается ей в ногу, после с тяжелым вздохом устраивая свою огромную голову на ее бедре, издавая странный фыркающий звук. Сердце девушки замирает в груди, когда она вспоминает, в каком состоянии нашла щенка на улицах Пекина, ему оставалось буквально пару дней. Она слегка сжимает ладони своего мужа в своих, не сводя взгляда с его лица, чувствуя невыразимую любовь к нему в настоящий момент.
И Сейхан обещает себе, что будет его достойна.

[AVA]https://78.media.tumblr.com/36ba7d8eb0b9d2e92fa1fad899e8c949/tumblr_p14u32rk5L1rwaj4fo8_400.gif[/AVA]

0


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » Rockabye