Рейтинг форумов Forum-top.ru
правила фак занятые роли акции устройство мира о внешностях обратная связь
Что объединяет каждый фандом, каждый мир, вне зависимости от того, где он находится? В мире может не быть человеческой расы, может не быть домов, слов и много чего другого. Но всегда будут д о р о г и, пути, по которому следуют герои в исполнение своего сюжета. Или ему наперекор. Мы не будем говорить, что мы ваш дом, ведь дом — это конечная точка пути, где можно осесть и покрыться мхом. Нет, мы хотим стать вашей дорогой, по которой вы пойдете навстречу приключениям, опасности и своей судьбе. Сейчас вы находитесь на вокзале, откуда отправляются поезда в самые разные уголки вселенной. Куда направитесь вы? Приобретите билет — мы не принимаем деньги, здесь совсем иная валюта — и в путь!
Kylo Diana Iris Lorna

KINGSCROSS

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » вы верите в себя, а я верю в разрушение.


вы верите в себя, а я верю в разрушение.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


http://s8.uploads.ru/gu4hi.gif http://sg.uploads.ru/Wt5gU.gif http://s5.uploads.ru/nutG8.gif
http://s3.uploads.ru/N4a0A.gif http://s9.uploads.ru/yem5H.gif http://s8.uploads.ru/kO1sS.gif

- - - - - - - - - - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: 12 a.m., Готэм;

УЧАСТНИКИ: Ядовитый Плющ и Харли Квинн;

О П И С А Н И Е
Никто не любит веселиться также сильно, как Харли Квинн, небезызвестный, обаятельно-сумасшедший психиатр-арлекин. И последнее, на что она способна - пропустить крутую вечеринку, где можно неплохо повеселиться. Богатые жлобы, дорогие костюмы и конечно же "фу" -  преисполненные снобства благодетели. Да ну! Пора разворошить это осиное гнездо, где все кажется, впали в спячку, не отпуская из рук бокалов шампанского. А Плющ, ну естественно, не могла позволить подружке отправиться туда одной. Повеселимся, станцевав на осколках чужого праздника?

Отредактировано Pamela Isley (2018-06-11 12:36:31)

+2

2

Отношения с Джокером походили на чертовы безумные качели. Вверх-вниз, вверх-вниз, свободное падение, и все такое. Затем удар, переломы, депрессия, возбуждение, ломка и все по кругу. Когда Харли надоедало, она хлопала дверьми, сбегая туда, где мир казался чуть мягче и нежнее, бросаясь в ласковые руки Памелы, которая всегда была готова раскрыть объятия. Правда, вряд ли при этом испытывала радость от того, какой несчастной попадала к ней подруга, но такие мелочи Квинн не волновали. Ей было, где восстановить себя.
Наверное, Пэм,  ее Рыжик, была единственной, кто знал, какой израненной душевно на самом деле была Харли. Первые дни всегда были самыми тяжелыми, самыми непростыми, уступая затем место депрессии, когда все, чего хотела безумная Коломбина, это прятаться под одеялом в темной комнате. Но и этот этап был недолгим на самом деле. Самоуважение или то, что заменяло Харли в ее безумии это чувство, поднимало голову и требовало вернуться в реальность, взять в себя руки. В конце концов, королевой преступного Готэма она стала не только потому, что была любовницей Джокера, она заслужила этот титул сама по себе, и уж точно не собиралась отдавать своему бывшему все права быть единоличным безумцем в этом царстве сумасшествия.

- Дооооброе утро!
Жизнерадостный голос Харли огласил обиталище Пэм. Утро было сомнительным, вечер уже вступил в свои права, Готэм погрузился с темноту, освещенный светом фонарей, неоновой рекламы и луны. Но Харли жила по принципу, когда встала, тогда и утро. Поэтому она сидела в майке с черепом и костями на груди, поглощая хлопья, щедро залитые молоком, почти что урча от удовольствия. Переход к веселью было не менее быстр, чем переход к депрессии. Смены настроения Харли не отличались разнообразием и скоростью, всегда были быстры и очень переменчивы, как и сама хозяйка. Впрочем, сам характер девушки не особо претерпел изменения, просто гиперусилился, приобретя весьма специфические проявления. Харлин Квинезль тоже была девицей сменных настроений, влюбчивая, и всегда предпочитала получать свое. Методы были, правда, немного другими, но весь Готэмский университет знал историю, когда юная прима психиатрического отделения и будущая звезда гимнастики, не иначе, втрескалась по уши в своего научного руководителя. Это дело случилось в начале второго курса, к Рождеству профессор Гастингс уже имел отношения со своей студенткой, к весне подал на развод. Лето они провели в путешествиях. Но к осени в университет вернулась одна Харлин. Злые языки поговаривали, что именно она довела совсем не молодого профессора до сердечного приступа. Инициированное родственниками расследование доказало, что мисс Квинзель не травила своего любовника, не подсыпала ничего ему и оказалась совершенно невинна, если, конечно, не брать во внимание то, что неуемные сексуальные аппетиты двадцатилетней девицы оказались не по зубам профессору, чей почтенный возраст перевалил за полувековой.
Но суть-то была в том, что коль Харлин чего пожелала, то и получала, и не изменила себе, добиваясь возможности вести такого пациента как Джокер.
Харли же от Харлин мало чем в этом плане отличалась, так же игнорируя существование таких слов как «фу, нельзя и нет».

- У меня идея, - провозгласила она, опустошив свою тарелку на половину. Цветочки Памелы все как по команде повернулись к клоунессе, взирая на него с откровенным любопытством. Один, особо назойливый, протянул свои ручки-веточки, нахально жаждая похлопать девушку по заднице, за что получил легкий щелчок по бутону: - Не отвлекай! Все потом. Итак. Сегодня в Готэме намечается вечеринка, она была в планах Джокера, который собирался обнести все местное население на предмет украшений. Не то чтобы я хочу новые побрякушки, ноооо… не отказалась бы! – Харли вскинула на Плюща яркие голубые глазища, в которых откровенно поблескивали все ее хотелочки. – А новое бриллиантовое колье прекрасно будет смотреться на твоей шейке, особенно, когда на тебе ровным счетом ничего не будет. – Широко улыбнулась Харли.
О том, что эта идея пришла ей в голову не столько из-за новых побрякушек, сколько из-за того, что увести добычу у Джея будет очень соблазнительно, Харли упоминать не стала. Пэм не дура, сама все поймет, но и то, много чести обсуждать экс-парня, когда очень хочется дать ему в морду, а побрякушки затолкать в зад. Раньше Харли обходилась тем, что напоследок портила его имущество и топила его машины в реке, но сегодня, определенно, она собиралась выйти на новый уровень. И ждала ответа Пэм, даже не допуская мысли о том, что там может отказать.

+2

3

Люди требуют бессмысленного внимания, а Готэм ломает души. Порочная и обычная в общем-то, практика для этого проклятого города. Никто не стремится туда за спасением.
Герои, что бесконечно пытаются удержать тонущий "Титаник" руками и злодеи, которые продолжают танцевать на палубе, даже осознавая, что конец неминуем.
Кто больший безумец? Тот, кто до последнего старается выторговать себе место в Раю или тот, кто до последнего верит в наслаждение?
Долгий спор, не приводящий ни к чему обычно, кроме разрушенных стен и ядовитых скабрезностей, издаваемых из-за стен Аркхэма. Готэм даже не Титаник. Там не может быть спасённых.  Даже в виде исключения.
Памела конечно же, это знает. Она не глупа, как большинство этих жителей, с тщательностью бешеных хорьков, оберегающих свои унылые жизни и не настолько безумна, как ей приписывают. Да, быть может не вписывается в систему координат, выставленную местным законодательством и правилами, порождаемыми кем-то, вроде Бэтмена.
Но ведь испокон веков сложилось - тот, кто владеет деньгами, владеет и правдой. Так чего же  они хотят  от тех, кто с этим всем не согласен?
Плющ не любит ни условностей, ни чужих приказов. Будь она кем-то, вроде Харли, вполне смогла бы позволить себе шоу под названием "хочешь взбеситься? спроси меня как". Вполне вероятно, что оно заработало бы рейтинги. Мир любит всякую, абсолютно бессмысленную чушь, как показывают исследования. При сильном желании, можно было бы  заработать и на этом.
Но у неё роль другая. Нет никакой необходимости в том, чтобы выставляться.
Потребности в деньгах и демонстрации собственного "я" вполне очевидны.  У неё, точно также, как и  у всех, в этом безумном городе, они не стала настораживающим исключением.
Если ты хочешь жить - ты  защищаешь границы своего уважения. Если хочешь жить хорошо - добываешь деньги.
Памела часто не в восторге от планов, предлагаемых Харли. Одна лишь импровизация, не обоснованная ничем, кроме как "хочу". Дикие капризы и безумные всплески вдохновения, редко заканчивающиеся чем-то хорошим.
Айсли не считала себя никогда психопаткой. Она была не более, чем той, что следовала за своей душой. Кричащей, надо отметить, от разрывающей боли.
Но Харлин для неё нечто особенное. Взбалмошная девчонка, у которой семьдесят три версии одного происходящего. Дурочка, неумеренно зависимая от того, кто никогда ей не подходил. Идиотка, которую она с удовольствием порой  задушила бы своими собственными руками, лишь бы стало спокойнее. Маленький монстр, чей удел заключался лишь в том, чтобы поражать общественность.
И всё же, она была её. Не в таком же смысле, как растения. Арлекин, как существо весьма самостоятельное и эгоцентричное, никогда не подходила под стандартные системы мер и расстановок. Вызывала дикую боль, когда от сильного сжатия, зубы начинали крошиться. Или веселила, когда не могла сопоставить стандартных вещей.
Примиряла с действительностью, когда приходилось взаимодействовать с коварной Киской, которой никогда не было доверия. И.. да, оставалась её. Этот уровень безумия трудно объяснить, его не прочувствовав. 
Кто - то называл их отношения болезнью и это было правдой. Безумным было принято считать то, что происходило между Харли и Джокером, но на деле всё было куда глубже без участия мистера Психопата. Две подруги, чьи пути неразрывно связаны друг с другом. Девица, спасти которую и утопить желания всегда равносильны. И странная любовь, посвящённая растениям, но неизменно отражающаяся на Харли. Было глупо придавать этому всему флёр разумности. Оставалось лишь наслаждаться.
Кто-то думал наверное, что Памела глупа. Не видит, что представляет из себя её лучшая подруга и не способна в полной мере оценить степень привязанности той к Джокеру. Безвольная кукла. Героиня, что позволила превратить себя в недобитую клоунессу. Игрушка в чужих руках. Безвольная, а от того ко всему миру жестокая. И скорее всего, предательница. Никто не способен быть одинаково верен двум противоборствующим сторонам, играя в пользу третьей.
Скорее всего, это было правда. Никто в этом городе не выживает с высокой моралью.
  Вот только, любой пшик был не дешевле, чем это мнение. Любое обещание Бэтмена стоило не дороже, чем каждая их совместная ссора.
Да.
Айви не раз пыталась бросить Харли в самых неожиданных местах для того, чтобы та не нашла к ней дорогу. Надоедает порой глупость вкупе с неадекватными решениями. И быть где-то на вторых ролях злит тоже. В конце концов, каждый сам разбирается с чувствами, что становятся слабостью. Памела же смогла.
Но Харли - лучик солнца. Обжигающий порой слишком больно и до безумия прилипчивый, от него не скроешься во тьме. Хочется сбежать, чтобы не чувствовать больше никогда его прикосновений на своём теле. Они не нужны. И даже, можно сказать, что неприятны. Но остаёшься. Просто не пытаешься раскрыть зонтик, что от этого спасёт.
Голос как всегда, преисполнен излишнего шума. Пэм не тихая, она не любит ни тьмы, ни забвения, всего должно быть в меру.
Но до уровня разрушений "Харли Квинн" ей далеко. Вполне вероятно, в их тандеме именно она - сдерживающий фактор.
Кто - то же должен сохранять хладнокровие?
Но этот энтузиазм заражает. Не нравится, но заставляет улыбаться вопреки воле. И даже этот шум, если прислушаться чуть внимательнее, не кажется таким уж невыносимым. Это просто Харли. Единственная, кто сумел стать для неё настолько близкой.
И конечно же, в её драгоценной головке успела уже созреть очередная идея. Гениальная, как всегда, без единого сомнения. И безумная до последних граней - как раз в стиле Харлин. Разве можно было не зависеть от этой девчонки?
Идея не нова, но по-классически прекрасна. Украшения, зажравшиеся скопидомы и вечеринка, которую явно стило бы преобразить. Памела часто бывала на подобных сборищах - как учёный, как преступница, как просто светская дама, в конце концов. Но абсолютно всегда, неизменно и неизбежно, приходила к одному выходу  - они были скучны. Им бы явно, не повредило разнообразие.
Вот только слово "Джокер" как всегда, настораживает. Убогий набор буковок, вымощенных на разорванном холсте. Концентрат безумия, помноженный на всяческое отсутствие инстинктов сохранения. Мерзкое отродье, по недосмотру признанное человеком. Откуда столько поклонения божеству, что никогда не сияло на небе?
А Харли конечно, как всегда, типичная... Харли. Иного слова не поберёшь. Кричит о жажде мести, но беспокоится о том, как бы уесть своего "пирожочка". Неужели нельзя просто забыть, переступив дальше? Неужели невозможно быть сильнее, чем про тебя думали?
- Оно стоит всего риска? Айви хмыкает, разглядывая воодушевлённую подругу. Упоминание бриллиантов, нанизанных на драгоценную нить не действует столь же возбуждающе, как на Кошку, хоть и конечно, потенциально приятно. Памела, сколь не была бы оторвана от реального мира, в заботе своей об окружающем, никогда не превращалась в инфантильную идиотку, не способную оценить, какую цену всё имеет. И даже знает, чего стоят подобные вечера. Особенно, если абстрагироваться от сопровождающего их риска.
- Считаешь, что мистер Мышь достаточно соскучился по нам для того, чтобы мы явили себя ему во всём величии? Откровенно говоря, абсолютно не страшно. Бэтмен, как и любой другой незыблемый житель Готэма, давно уже стал элементом определённой игры, в которой нет победителей. Есть только настольная доска, на которой бесконечно перемещаются фигурки. И не всегда в заранее определённом порядке.
Но правила есть правила и те, кто признаны злодеями. просто обязаны заботиться о том, что скажут супергерои. Хотя бы для того, чтобы последних затем уесть. Чтобы показать в очередной раз силу всего своего безверия.
- Что будем делать с ним? Айви нравится подсаживать разумные семена в поле безумия подруги. Не взойдут быть может, а ещё точнее - скорее всего. Но главное, чтобы было. Хоть какой-то азарт за этим наблюдать.
Вот только, всё это - веселье. Обсуждение того, что не имеет ровным счётом никакого значения.
Они будут на этом празднике жизни приглашёнными гостями. И Пэм конечно же, никогда не оставит Харли одну.
Даже в тот момент, когда самолично усадит её на электрический стул и подключит все рубильники. Чёртову девчонку невозможно было бросить.
- Откуда тебе известно о планах Джокера столь детально, кстати говоря? Айви поправляет свои волосы, подойдя к огромному зеркалу во весь рост. Ожерелье, сверкающее на обнажённом теле, может быть и впрямь, будет смотреться довольно неплохо. Если Харли не решит преподнести его на подушечке мерзкому клоуну.
- Милая, если о том тебе он сообщил сам, то для тебя у меня плохие новости. Плющу совсем не нравится выступать в качестве вестника дурных вестей. В былые времена гонцам с подобными депешами отрезали головы, а ныне пожалуй, просто обвинят во всех грехах. Ей не в первые было выступать в их тандеме в подобной роли. А если уточнить, то это всегда была она.
Но не это было столь же страшно, как очередная подстава её милой подружки Джокером. Как можно любить того, кто никогда не полюбит тебя?
- Но мы в любом случае повеселимся. Коварная ухмылка растекается на бледном лице очень медленно. В тон яркой помады к рыжим волосам. Кто сказал, что  веселье придумано только для хороших мальчиков и девочек?
Жители Готэма доказали: Санта весьма конкретно облажался в своих расчётах.
- И надеюсь, ты не слишком будешь переживать, если твой мистер Джей пострадает, встав на моём пути. Фраза бросается весьма ненавязчиво, с лёгкостью разрезав совсем ненаэлектризованный воздух. И всё же, имеет весьма конкретное значение и посыл. Памела не обязана быть вечным исполнителем мести против Джокера. Пора уже ситуации хоть как-нибудь разрешиться.
И честно говоря, совершенно без разницы, как именно.
Однообразие их запутанного многоугольника начало утомлять.
- Где Селина?  Неужели наша главная любительница камешков пропустит столь эффектный выход? Памела всегда относилась к Кошке с достаточной долей настороженности. Свободолюбивая, хитроумная и до безумия ненадёжная жительница крыш всегда вызывала в Плюще противоречивые чувства. Убить нельзя - вроде своя. Помиловать? Опасно.
К тому же, она всегда была подружкой Харли. Не Айви, что терпела её волей обстоятельств, смирившись с бесконечным их времяпровождением рядом и даже не просто частью единой команды, где все могли доверять друг другу. Возлюбленная Бэтмена. Худшая из характеристик для Готэма.
- Ты права. Нам обеим давно пора развеяться. Постарайся только слушать то, что говорю и не дурить, если это... Плющ морщится, вспомнив последнюю выходку Харли. К чему слова, если бессильны даже действия? Остаётся уповать лишь на удачу.
- В общем, давай договоримся. Без мировых революций, громких воплей и объявления наших имён в граммофон до того, как Бэтмен спохватится. А дальше разберёмся. Далеко не полный перечень того, на что Харлин способна. Милая девочка, талантливая и громогласная, но без царя в голове, как говорится. Буквально счастье, что в их тандеме есть хоть кто - то здравомыслящий и адекватный. С тяжестью в  сердце, но Пэм гордо несла это звание.
- Но идея хороша... Эта фраза обращена уже вслух, совсем не в сторону Харли. Отглас сердца, транслирующийся через рот. Чёрное платье, каблуки и распущенные волосы. Памела любила внимание людей и никогда не противилась чужим симпатиям. Не принимала быть может, чаще всего. Но никогда не противилась.
А потому идея Харли, несмотря на явную потенциальную опасность, не кажется такой уж безумной, как можно было предположить в самом начале. Никому не понравится оказаться в пылу битвы Бэтмена и Джокера, если  таковые решат сойтись на данном этапе. Но и никто, тем не менее, не пропустил бы подобного зрелища.

Отредактировано Pamela Isley (2018-06-17 12:06:19)

+3

4

В голове у Квинн хронический хаос, непонятно вообще как она выживает с таким-то бардаком. Но в некоторые момент она начинает соображать лучше любого другого. Вопрос Памелы на миг вернул ее из орбитальных планов по захвату веселой компании на землю, Харли нахмурилась, непонимающе глядя на подругу. Как ее идея могла чего-то не стоить? От обиды Квинн даже захлебнулась ответом, взвесила все за и против, снова прикинула варианты.
- Конечно, стоит. Это же весело!

Почему Айви этого не понимает? Почему никак не в состоянии понять, что же так затягивает Харли в мир безумия? Причин тому было достаточно, например, Квинн не хотела разбираться со своей жизнью. Стоит задуматься о порядке, становится на душе слишком уныло, чтобы в это нырять с головой. Она была просто не в состоянии задержаться в этом чуть больше обычного.
Напоминание о главном защитнике Готэма заставило девушку скривиться, как оn зубной боли. Лично сама Квинн не имела к нему никаких счетов, ну защищает и слава богу, если ему нравится и больше не на что потратить свободное время, то это его собственное горе. Харли только посочувствовать могла тому, на сколько была скучна жизнь Мышки. Вот только где-то тут начинались проблемы – Джокер был одержим этим крылатиком, Мышь же хронически пытался достать Джея, а между всем эти Харли лишали законных свиданий, внимания и прочих увеселений. Сколько раз именно Бэтси становился причиной ссоры клоунессы с любовником – не счесть, иногда ей казалось, что Мышь на деле единственное, чего хочет в этой жизни Джей. Все, практически каждая его мысль была посвящена тому, как отравить жизнь Бэтмену, он об этом думал повсеместно и постоянно, даже когда трахал Харли. И это обижало Арлекина больше всего, она же, черт его дери, лучше, чем какой-то придурок в костюме летучей мыши!! Так что единственным разногласием с Бэтси была именно проблема Джея, и сейчас подруга очень не вовремя ввернула упоминание Темного рыцаря, от чего руки зачесались сделать гадость.
- Мне не интересно, что там себе надумал мистер Мышь. Мы справимся быстрее, чем он явится, - Харли щелкнула пальцами, будто показывая, как быстро это будет. И правда, собрать в мешок все драгоценности веселящегося народа, да пять минут дела, на большее Квинн и не рассчитывала. При условии, что она вообще на что-то рассчитывала. Все ее планы заканчивались и правда на отметке в первые пять минут, а затем она с очарованием чокнутой начинала импровизировать, да так, что выбешивала всех вокруг, продолжая не понимать причин. Ее импровизации доводили Джея до белого каления, он не стеснялся вымещать все свое раздражение на любовнице, забывая объяснять, что она делала не так.
Или объяснял. Только Харли все равно не слушала.

Им бы теперь собираться, Харли уже готова и почти пляшет от нетерпения, но Айви почему-то не торопилась, задавая надоедливые вопросы о Джокере. Настроение стремительно падало к нулю, Коломбина подарила раздраженный взгляд подруге. Надо же было Цветочку счесть, что все эти вопросы нужны в обязательном порядке. А она не хотела не то что отвечать на них, говорить о Джее еще больше не хотела.
- Джокер-Джокер-Джокер! Мы вообще можем поговорить о чем-то другом! Например, что это маскарад, и нам нужны маски, для красоты! Я давно хотела чего-то такого, а не твои идиотские вопросы о Джее. Я понятия не имею, что ты хочешь с ним делать, его там вообще не будет! Мы опередим всех! И пусть он подавится!
За вспышкой крылась обида. За вспышкой крылась боль. Клоунесса смеялась, но никто не знал, как давно на самом деле кровоточила ее душа. Объятия Памелы, приют в ее убежище спасали, Харли зализывала раны и снова возвращалась к привычному образу жизни, но боль никогда не проходила до конца. Постепенно с этим учишься жить, не обращать внимания, забывать и забивать чем-то другим. Пока смеешься, не так больно, пока танцуешь, почти ничего не чувствуешь. И лечилась Харли тоже весьма самобытными методами, отмахиваясь от всех рациональных намеков Айви – ей не было дела сейчас до Джея, в ее голове даже не складывалась картинка, что она банально пытается ему насолить.

Харли перемещалась по квартире Пэм ураганом, сметая все на своем пути, разбрасывая вещички, прикидывая, стоит ли остаться в своем попугайском наряде или замаскироваться под скучную обычную блонду, чтобы не сразу дать понять секьюрити, что пришла беда, отворяй ворота.
- Да хоть придуши его, не жалко, - сердито выдохнула Тыковка, примеряя одно из красивых платьиц Пэм, бесцеремонно добытое в шкафу. Что ж, это могло быть интересно. И Харли оглянулась: - Мне идет, Пэм? Или все же лучше не особо заморачиваться и идти как есть?
Платье ей, бесспорно шло. Ей все всегда шло, словно Харли была создана для смены образов. Даже в клоунском прикиде она оставалась очаровательной и привлекательной, ничто не было способно изуродовать Коломбину до такой степени, чтобы она перестала притягивать чужие взгляды. Харли это осознавала, но вместе с тем не придавала никакого значения, пока ей было не надо.

Где шлялась Селина, Харли не имела никакого понятия. Она, конечно, считай, посадила дерево, завела кошку, но не следила ни за одним, ни за второй. Дерево могло о себе и само позаботиться, кошка в общем-то тоже. Селина не попадалась ей на глаза уже несколько дней, клоунесса повела плечом, выдавая этим абсолютное безразличие к тому факту, что подруга загуляла. Если бы той была нужна помощь, она бы дала знать, и Харли пришла бы ей на помощь, а все остальное было делом Кайл, вот пусть и разбирается с ними.
- Не знаю, но сама виновата, - Харли снова рылась в тряпье, но так и не нашла пока ничего подходящего, а потому торчала уже у зеркала в нижнем белье, пытаясь соорудить на голове нечто среднее между вороньим гнездом и художественным беспорядком, модным в этом сезоне в высшем свете. – Ну ой. Я никогда не провоцирую Бэтси, не буду провоцировать и в этот раз. Мне надо подзаработать, так что никто твою Мышь в гости звать не будет, - она свернула глазами в сторону Айви. – А по революционным речам в у нас ты, между прочим. Призываешь свои растишки освободиться от гнета людей.
Харли во внезапном порыве рванулась к Айви, подхватила ту за руки, закружила по комнате:
- Я танцевать хочу, я танцеваааать хочу, - заголосила она арию Элизы Дулиттл, забыв о такте и нотах, - до сааамого утра. Собирайся, а то опоздаем! Карета подана!
Харли замахала ключами от машины, которые покоились на столике, и снова рванулась выбирать наряд.

+1


Вы здесь » KINGSCROSS » Внутрифандом » вы верите в себя, а я верю в разрушение.